Такие разные студенты – технари ЛИАПа. 6. Хамилевич Юрий

Такие разные студенты - технари ЛИАПа.  6. Хамилевич  Юрий

     Главным для нас, студентов  Радиотехнического факультета Ленинградского Института Авиационного Приборостроения шестидесятых годов, был учебный процесс и наши студенческие взаимоотношения. А вот все социальные и политические реалии тех лет казались однозначными,  незыблемыми, не зависящими от нас, а потому – неинтересными. В институте мы изучали историю КПСС и марксистско-ленинскую философию. Эти предметы были схоластичны, лживы и совершенно оторваны от реалий окружающей жизни. Мы к ним относились как к неизбежной пошлости, не более того. «Советский социализм» казался незыблемым и безнадежно вечным. И мы веровали в его глобальные победы.

      В газетах читали только те материалы, которые были обязательными для сдачи экзаменов. Но по мере взросления нас все больше заинтересовывали проблемы общественно-политического движения. Стали больше слушать недоглушенные радиопередачи «Свободная Европа» и «Голос Америки». Потихоньку стали интересоваться сладкой ересью еврокоммунизма. Тем более, что в продаже начали появляться, в основном в переводе с немецкого, брошюры  с якобы критикой Сартра, Гароди, Маркузе… Оказалось, что  даже отечественные газеты могут представлять интерес, если уметь читать между строк …

      В этом отношении самым продвинутым и мудрым из нас был наш однокашник Юра Хамилевич… Вообще-то, студентов с подобными фамилиями в ЛИАП почти не брали. А вот он, увидев в списке результатов вступительных в институт экзаменов по математике против своей фамилии «неуд», вместо того, чтобы скромно по-советски утереть слезу, стал наивно требовать ревизию. И тут вдруг оказалось, что выставленная отметка на его работе – «отлично». Его и приняли. (Так что уже в те времена прямой удар в морду  «Наши» выдерживали не всегда, и это обстоятельство даже сейчас питает некоторый политический оптимизм…).

      Кроме того, что Юра был просто способным любознательным студентом, он привносил к нам массу любопытной политической информации и прививал не свойственный нам приземленный прагматический подход к действительности. Поначалу было неуютно от его, как мне казалось, циничного приоритета вопросов зачем..?, для чего..? над вопросами верно ли? справедливо ли..?, честно ли..? Но всегда я получал большое удовлетворение от общения с ним, легко его понимал. Приятно поговорить с умным человеком, да и получить от него полезную информацию!

      По окончании института он много инженерил в области микросхемных разработок,  успешно преподавал по этой специальности, в начале перестройки стал крупным администратором, где пытался противостоять коллапсу производства. В отличие от многих и многих других, безболезненно из этого ушел… Никогда не ощущал себя рабом. Поэтому не трухнул раскрутить с сыновьями свое дело. Поменял несколько видов различной деятельности, но всегда работал квалифицированно и в свое  удовольствие.

      Благодаря своей незаурядности, громадной гибкости и широте мышления оказался одним из немногих, всегда востребованных обществом, не боящихся социальных перемен.

 www.proza.ru/2010/01/09/225

И вот совсем недавно его не стало….Вечная ему память!

Оставьте ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *