Российская газета: Имущество сбежавших банкиров будет продано, чтобы расплатиться с обманутыми вкладчиками

Имущество банков-банкротов будут продавать на настоящих “живых” аукционах. То есть в прямом смысле слова пускать с молотка. Возродить такую схему торгов планирует Агентство по страхованию вкладов (АСВ), занимающееся ликвидацией кредитных организаций с отозванной лицензией. Первый аукцион должен состояться до конца этого года. Участвовать в нем смогут и обычные граждане.

Почему АСВ решило “взяться за молоток”, как сейчас продается имущество кредитных организаций, попадает ли на торги то, что “нажили непосильным трудом” беглые банкиры, какие ценности обнаруживаются в банковских “закромах” – об этом в интервью “Российской газете” рассказал заместитель генерального директора агентства Олег Баранов.

– С чем связаны планы АСВ начать продажу имущества банков-банкротов через настоящие, а не электронные аукционы?

– Рассчитываем, что благодаря “живым” торгам имущество ликвидируемых банков получится продавать дороже. Это важно, поскольку чем быстрее и дороже будут реализованы активы, тем больше средств будет выплачено кредиторам, чьи деньги зависли на счетах ликвидируемого банка.

На живых аукционах, “под молоточек”, в отличие от электронных торгов, дух соревнования всегда ощущается сильнее. Поэтому, полагаем, финансовая отдача от каждого проданного актива будет больше. Для удобства покупателей мы арендовали специальную площадку для проведения аукциона, организовали систему правильного хранения и учета имущества. На все лоты перед стартом аукциона можно будет посмотреть, оценить, в каком они состоянии, и прицениться. Одно дело покупать по картинке или по опубликованным характеристикам, другое – когда ты видишь наглядно реализуемое имущество и можешь убедиться в его исправности, что немаловажно, когда речь идет, к примеру, об оргтехнике. Это же гораздо лучше, чем приобретать “кота в мешке”.

– Что будет выставлено на первый аукцион?

– Мебель, мелкое банковское оборудование, например, счетчики банкнот, оргтехника: телефоны, компьютеры – так называемое малоценное имущество балансовой стоимостью до 100 тысяч рублей. Сейчас оно продается посредством размещения публичной оферты на сайте агентства и пользуется довольно приличным спросом. Посмотрим, какие результаты даст аукцион.

Если он себя оправдает, можно будет подумать над организацией складских хабов и проведением аукционов в регионах, а позже – распространить схему живых торгов на имущество рыночной стоимостью до полумиллиона рублей.

Вместе с тем все, что дороже 500 тысяч рублей, мы имеем право продавать только на электронных торгах.

– Сколько стоят совокупные активы ликвидируемых банков?

– Сейчас агентство осуществляет функции конкурсного управляющего (ликвидатора) в 287 кредитных организациях. Совокупная балансовая стоимость их активов составляет около трех триллионов рублей. И она постоянно растет на фоне продолжающегося отзыва лицензий.

В последнее время к этому добавляется также имущество ликвидируемых Негосударственных пенсионных фондов (НПФ), в отношении которых Агентство исполняет функции конкурсного управляющего или ликвидатора. Сейчас ликвидируется 34 НПФ.

Чтобы повысить эффективность продаж имущества банков и НПФ, мы в апреле запустили специализированный портал torgiasv.ru. Это, своего рода, витрина, где можно найти полную информацию о реализуемом имуществе. Там постоянно размещено порядка 10 тысяч лотов на сумму 100-180 миллиардов рублей. В целом за время работы портала в 2016 году число обращений посетителей превысило шесть миллионов.

В дальнейшем мы планируем разработать мобильную версию и мобильное приложение на различных платформах. Сегодня важно идти в ногу со временем.

– Что необычного АСВ приходилось продавать в ходе банкротства банков?

– Из нестандартных лотов можно вспомнить, например, аквариумы с рыбками – как-то попалась даже небольшая акула, картины, причем всемирно известных художников, таких как Иван Айвазовский, Николай Рерих.

Встречаются случаи, когда у банка на балансе имеются, например, дорогостоящие панно, парусники, эксклюзивные автомобили.

А однажды пришлось иметь дело с книгами в контейнерах, в агентство в ходе конкурсного производства поступили десятки тысяч книг! К сожалению, они не нашли своего читателя и были проданы как макулатура. Был случай реализации нескольких десятков тысяч валенок и галош.

– Сложности с продажей есть?

– Сейчас больших проблем нет. Налажено эффективное взаимодействие с операторами электронных площадок, торги проводятся в полном соответствии с требованиями закона, без каких-либо сбоев и экстраординарных ситуаций, даже несмотря на постоянно увеличивающиеся количество торгов и объем выставляемых на них активов. Торги в электронной форме сегодня являются, пожалуй, наиболее эффективным способом продажи имущества организаций-банкротов, так как обеспечивают максимальный охват потенциальных покупателей. Это уже осознали и участники рынка.

– В мае АСВ добилось ареста имущества экс-сенатора и владельца Межпромбанка Сергея Пугачева во Франции, Люксембурге и на Каймановых островах. Будет ли оно выставлено на продажу?

– Английский суд вынес решение о реализации активов, принадлежащих Пугачеву. На данном этапе речь идет о продаже двух объектов недвижимости.

– АСВ само их будет продавать?

– Cуд доверил осуществить реализацию этих активов агентству и нашим английским юристам из компании Hogan Lovells.

– Учитывая геополитическую ситуацию, вам стало сложнее разыскивать имущество российских банкиров за границей или нет?

– Нет, в этой части ничего не изменилось. В этом смысле показательна история того же банкира Пугачева. Английские власти, несмотря на некоторые геополитические разногласия, действовали в этой ситуации по закону, а не руководствуясь эмоциями. Мы подготовили аргументацию, представили доказательства, и суд поддержал нашу позицию.

– Искать приходится преимущественно в Европе?

– Агентство разыскивает имущество беглых банкиров по всему миру. Для этого мы нанимаем детективные агентства, которые лучше знакомы с местной спецификой и могут действовать эффективнее.

Перед тем как инициировать ту или иную разыскную кампанию, сначала изучаем перспективы: имеет ли смысл тратить деньги на все это мероприятие. И только тогда, когда есть понимание, что имущество реально можно найти, с одобрения комитета кредиторов приступаем к розыску. Так происходит потому, что разыскные мероприятия в конечном итоге финансируются из тех денег, которые принадлежат кредиторам. Они сами должны решить, стоит ли овчинка выделки.

– Как АСВ поступает с имуществом, которое никто не купил?

– Его списывают с балансов. В основном эта участь ждет старые столы и стулья, которые не нашли покупателя даже за 10 процентов от балансовой стоимости.

Поясню, что такое “балансовая стоимость” имущества. Пять лет назад, к примеру, банк купил представительский автомобиль за пять миллионов рублей. По документам его цена мало изменилась, а вот в реальности продать машину можно не более чем за миллион. Такие же дисконты применимы к большинству материальных активов. Десять лет назад банк заказывал серверы на десятки миллионов рублей. Сейчас они практически никому не нужны. Но большая часть нереализуемых активов – это права требования по “безнадежным” или “плохим” кредитам. Их нередко приходится списывать.

– Кто проводит оценку имущества?

– У нас есть пул аккредитованных оценочных компаний, которые соответствуют нашим требованиям. В этой части мы взаимодействуем и чутко прислушиваемся к рекомендациям ЦБ, потому что хотим, чтобы эта работа была сделана правильно.

Но нужно учитывать, что у любого имущества есть две стоимости: одна балансовая, другая рыночная. Мы первые торги всегда проводим с той цены, которая выше. Потом, в зависимости от спроса, цену можем снижать, и закон позволяет это делать. За 100 процентов стоимости, как правило, ничего не продается. Хотя случается, что удается получить даже больше, чем мы рассчитывали.

О чем молчат сейфы

– Когда заходите в банк, описываете имущество, сейфы часто приходится открывать?

– В банках, которые предоставляют услуги по хранению ценностей граждан, есть сейфовые ячейки. Бывает так, что владельцев ячеек не удается найти. Они не отзываются на телефонные звонки, не проживают по адресам, указанным в договоре банковского обслуживания. Тогда принимаем решение на специальной комиссии и вскрываем эти ячейки. Чаще всего там обнаруживаются какие-то документы: свидетельства, сертификаты. Случается, находим ценные вещи. Все это в установленном порядке передается на хранение.

– Сколько все это может храниться?

– Никаких ограничений по срокам нет. Храним, пока владелец не объявится.

– Часто случается, что владельцы так и не приходят за своим имуществом?

– Таких случаев не очень много. Примерно несколько сотен.

– Можно же использовать официальный сайт АСВ. Кинули бы клич, опубликовали фамилии…

– Это мысль. Но как бы не пришлось потом нанимать дополнительный штат сотрудников, чтобы общаться с теми, кто потерял часы на пляже, а искать пошел под фонарем, где светлее.

Беседовала Юлия КРИВОШАПКО

Инфографику к интервью можно посмотреть на сайте источника.