Коммерсант: У страха долги коротки

Два главных события вчерашнего дня — повышение ключевой ставки ЦБ и обвал на валютном рынке — оказались гораздо меньше связаны между собой, чем, видимо, планировал регулятор. Новый уровень ставки не удержал курсы доллара и евро, зато о рынке публичного рублевого долга при 17% годовых от регулятора на ближайшее время можно просто забыть.

Повышение ключевой ставки ЦБ с 10,5% до 17% немедленно сказалось на рынке облигаций, ценовые параметры которого непосредственно связаны со ставкой. Первыми вчера отреагировали облигации федерального займа (ОФЗ). Доходности 2-3-летних бумаг поднимались до 18-19% годовых, что на 4-4,5 п. п. выше уровня понедельника, доходности 7-летних бумаг поднялись с 13% до 16% годовых. “Доходности ОФЗ теперь должны скорректироваться до уровней ключевая ставка + 1-1,5 п. п., для облигаций первого эшелона — до ключевая ставка + 2-2,5 п. п.”,— говорит главный аналитик долговых рынков БК “Регион” Александр Ермак.

Размещения новых облигационных займов мы увидим еще не скоро. Эксперты в один голос прогнозируют, что первичный рынок публичного долга замер на неопределенный срок. “Сейчас на рынке облигаций шоковые ставки, поэтому едва ли кто-то решится размещаться и сможет найти спрос”,— говорит начальник аналитического управления банка “Зенит” Кирилл Сычев.

На этом фоне особенно остро встает вопрос утилизации залогового обеспечения для кредитования по операциям репо с ЦБ. Тем более что в последнее время эмитенты выпускали преимущественно короткие бумаги. В 2015 году, по подсчетам главы дирекции анализа долговых инструментов “Уралсиб Кэпитал” Дмитрия Дудкина, объем погашений на внутреннем долговом рынке составит 1,7 трлн руб., то есть около 40% всего рынка. Банк России видит проблемы с обеспечением по операциям репо в связи с падением цен облигаций после повышения ставок, но масштаб трудностей пока не оценил, сказал вчера первый зампред ЦБ Сергей Швецов агентству “Рейтер”.

Кроме того, в текущих условиях повышаются риски снижения странового рейтинга России со стороны международных агентств и соответствующих снижений по бумагам отдельных эмитентов, что тоже впоследствии может привести к сокращению залоговой базы. “Многие выпуски придется исключить из ломбардного списка, плюс давление на капитал банка по отдельным бумагам увеличится”,— поясняет господин Дудкин.

Не исключено, что в ближайшее время ЦБ останется единственным источником рублей для банков, поэтому эксперты ждут сжатия рублевой ликвидности, в частности предоставляемой по каналам межбанковского кредитования (МБК). “Во вторник рынок МБК фактически встал. По нашей системе Delta объем торгов был в четыре раза ниже, чем днем ранее. По такой ставке (Ribor, около 20%) банки не хотят ни привлекать, ни давать средства. Никто не знает, как повышение ключевой ставки и колебания валютных курсов скажутся на контрагенте”,— говорит президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов. Вчера трехмесячная ставка Mosprime выросла до 20,75% с уровня 14,84%, однодневная — до 18,67% с 11,83%. В итоге главным источником ликвидности станет кредитование в ЦБ под залог нерыночных активов, в котором могут участвовать только банки с пулами качественных корпоративных кредитов, с ростом которых также прогнозируются проблемы (см. материал на этой странице).

Ожидает ли облигационный рынок волна дефолтов — вопрос. Уже сейчас бумаги некоторых эмитентов торгуются с доходностью 400-500% годовых. “Возрастают риски, связанные с возможностью компаний рефинансировать долги, в отличие от банков, у них нет доступа к средствам ЦБ. Однако если внутренний первичный долговой рынок откроется через четыре-шесть месяцев, большая часть игроков сможет справиться с ситуацией”,— говорит господин Ермак.

Опрошенные аналитики надеются, что, как только паника на валютном рынке прекратится, ЦБ снизит ключевую ставку. Господин Ермак не исключает, что ставка может быть снижена на 2-3 п. п. уже в январе-феврале. Впрочем, на данный момент власти потеряли контроль над ожиданиями рынка, считает главный экономист АФК “Система” Евгений Надоршин.

Любовь ЦАРЕВА