Коммерсант: Граждан оставляют во вкладе

Пытаясь удержать вкладчиков, забирающих средства из банков в период финансовой нестабильности, законодатели готовы пойти на двукратное увеличение страховки по депозитам — с нынешних 700 тыс. до 1,4 млн руб. Остановит ли это отток вкладов, неизвестно: как указывают эксперты, сейчас граждане боятся уже не банкротства банков, а заморозки своих депозитов, и этот страх повышение страховки не снимает.

В ближайшее время в закон “О страховании вкладов” могут быть внесены изменения, повышающие размер страхового возмещения по вкладам вдвое — до 1,4 млн руб. с нынешних 700 тыс. руб. Соответствующие поправки планируется представить сегодня на заседании комитета Госдумы по финрынку, сообщили источники “Ъ”, знакомые с ситуацией. Глава комитета Наталья Бурыкина комментировать детали поправок вчера отказалась, сославшись на то, что “поправок еще никто не видел”, и посоветовала дождаться результатов заседания комитета. По сведениям “Ъ”, разработчиком поправок к закону “О страховании вкладов” выступает Минфин. В Минфине отказались комментировать сроки и сумму возможного повышения страхового лимита, однако признали, что этот вопрос обсуждается в правительстве. “Надеюсь, что решение будет принято в ближайшее время”,— сказал “РИА Новости” статс-секретарь, замминистра финансов Юрий Зубарев.

“Мы поддерживаем идею увеличить страховые возмещения в этом размере (1,4 млн руб.— “Ъ”), полагаем, что поправки будут приняты в самое ближайшее время”,— заявил “Ъ” представитель секретариата первого вице-премьера Игоря Шувалова. В Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) эту тему не комментируют.

По словам источников “Ъ”, механизм страховых выплат менять не планируется: 1,4 млн руб. (вместо нынешних 700 тыс. руб.) при наступлении страхового случая вкладчик получит сразу, если вклад был больше, еще до 300 тыс. руб. будет перечислены гражданину в рамках банкротства банка, причем до выплат, причитающихся АСВ.

Увеличение страховки по депозитам, по данным “Ъ”, не потребует увеличения ставок взносов банков в фонд страхования вкладов. По информации “Ъ”, эта нагрузка ляжет на ЦБ. В законе о страховании вкладов есть норма, разрешающая финансировать дефицит фонда при его возникновении за счет кредитов ЦБ.

Идея увеличить страховые выплаты приобрела особую актуальность из-за резкого роста курсов доллара и евро, в результате чего выросли и размеры валютных депозитов в рублевом выражении, отмечают собеседники “Ъ”. С начала года доллар вырос по отношению к рублю более чем вдвое: с 32,65 руб./$ на 1 января до 67,79 руб./$ на 18 декабря, евро подорожал в 1,87 раза, до 84,59 руб. на вчерашний день. При этом с начала года на 1 декабря совокупный отток рублевых средств со счетов граждан составил 216 млрд руб., по валютным вкладам отток составил $3,1 млрд. По словам банкиров, граждане просто снимают средства со счетов и депозитов и меняют их на наличную валюту или покупают ювелирные изделия, бытовую технику, автомобили и т. д.

Сможет ли повышение страховки остановить отток средств с депозитов, судить рано. “Я пока не собираюсь нести обратно в банк свои средства вне зависимости от того, какой будет страховка: просто страшно их лишиться в условиях нестабильности”,— отмечает бывшая вкладчица банка из топ-10 по размеру привлеченных вкладов. Неуверенности гражданам добавляет и наличие прецедентов с выведением депозитов за баланс, как, например, в Мастер-банке, при котором ряд вкладчиков не могут вернуть свои средства из банка даже в пределах страхового возмещения. “Повышение страховки — хорошая новость, но немного запоздалая, так как сначала доверие вкладчиков подорвали расчисткой рынка, а теперь еще и стремительным обесценением рубля, а вместе с ним — и депозитов,— отмечает вкладчица Мастер-банка.— Население сделало выбор в пользу долларов дома”. “Сейчас, действительно, вкладчики конвертируют рублевые депозиты в валюту и забирают, но это связано с тем, что они опасаются не банкротства банков, а введения ограничений на движение капитала или даже заморозки валютных депозитов”,— отмечает глава совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин.

Опрошенные “Ъ” госбанкиры инициативу не поддерживают, приводя свой традиционный аргумент — повышение страховки приведет к перетоку вкладчиков в менее устойчивые банки с более высокими ставками по вкладам. “Так всегда происходит при первых признаках стабилизации ситуации”,— отмечает один из них.

Тормозить спрос на вклады будут и возникающие у граждан обязанности по уплате НДФЛ с процентных доходов. Дело в том, что Налоговый кодекс предусматривает уплату этого налога в случае, если проценты по вкладу превышают ставку рефинансирования (а не ключевую ставку ЦБ, которой с этого года является ставка недельного репо), увеличенную на 5 процентных пунктов. Банки при формировании ставок по вкладам и кредитам сейчас ориентируются на ключевую ставку (17% годовых), а ставка рефинансирования равна 8,25%. Таким образом, необходимость уплаты НДФЛ возникает у вкладчиков, чьи средства размещены под 13,25% годовых. “Работа над решением этой проблемы продолжается, чтобы сложившаяся ситуация не сказалась на гражданах–клиентах банков”,— отметили в секретариате Игоря Шувалова.

Ольга ШЕСТОПАЛ, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА