Lenta.ru: Россия выделит Белоруссии кредит на 10 миллиардов долларов

Правительство России поручило Минфину подписать протокол о выделении Белоруссии государственного экспортного кредита в объеме до 10 миллиардов рублей на строительство АЭС. Об этом говорится в распоряжении кабинета министров, опубликованном на портале правовой информации.

Согласно документу, Минфин и МИД должны будут провести переговоры с белорусской стороной и по достижении договоренностей подписать соответствующий протокол от имени правительства.

Средства будут потрачены на финансирование 90 процентов стоимости контракта строительства двухблочной АЭС. Работы по сооружению первого блока АЭС должны завершиться в 2017 году, по второму – в 2019 году. Ввод в эксплуатацию первого энергоблока запланирован на 2017-2018 годы, второго – в 2020 году. Генеральным подрядчиком выступит российский «Атомстройэкспорт», заказчиком – ГУ «Дирекция строительства атомной электростанции».

Договор о предоставлении республике кредита для финансирования авансовых платежей по генконтракту на сооружение Белорусской АЭС был подписан правительством Белорусии, Внешэкономбанком и Белвнешэкономбанком в середине мая. Решение об открытии Белоруссии кредитной линии до 500 миллионов долларов сроком до 8 лет было принято набсоветом Внешэкономбанка 19 декабря 2013 года.

Белоруссия обратилась к России с предложением о сооружении АЭС еще в 2009 году. В мае того же года стороны заключили соответствующее межправительственное соглашение, а весной 2011 года – соглашение о сотрудничестве. Станция мощностью 2,4 гигаватта будет расположена в Островецком районе Гродненской области.

Коммерсант: Рубль удержался

Сегодня Центральный банк приступил к самым масштабным валютным интервенциям с июня. По оценке участников торгов, к 15:00 Банк России продал около $700 млн, удержав курс бивалютной корзины на уровне 44,4 руб.

В самом начале сегодняшних торгов российский рынок протестировал область валютных интервенций ЦБ. В 10:10 по московскому времени стоимость бивалютной корзины поднялась на 4 коп., до отметки 44,43 руб. В результате была преодолена верхняя граница допустимого колебания корзины (44,40 руб.) и впервые с июня ЦБ вышел на рынок с валютными интервенциями. Напомним, в середине августа Банк России расширил интервал допустимых значений рублевой стоимости бивалютной корзины с 7 руб. до 9 руб. и прекратил валютные интервенции во всех внутренних диапазонах плавающего операционного интервала. Теперь накопительные интервенции ЦБ проводит лишь на границах интервала (35,4–44,4 руб.). Для сдерживания спроса регулятор продал $350 млн и сдвинул границу на 5 коп., до 44,45 руб.

Впрочем, интервенций ЦБ оказалось недостаточно, чтобы остудить пыл инвесторов, и к 11:10 бивалютная корзина поднялась до отметки 44,49 руб. В итоге регулятор вновь продал валюту на $350 млн и сдвинул верхнюю границу коридора до 44,50 руб. Второго вливания оказалось достаточно, чтобы на время снизить стоимость корзины. К 14:37 бивалютная корзина опустилась до отметки 44,37 руб., что на 2 коп. ниже закрытия четверга. Курс доллара к этому времени составил 39,70 руб./$, что на 5 коп. выше закрытия предыдущего дня. Курс евро снизился на 10 коп., до 50,09 руб./€.

В результате действий ЦБ резко вырос биржевой объем торгов валютой. Общий объем торгов долларами с поставкой «завтра» к 14:50 составил 103 млрд руб., что на 40% больше оборота, который был к аналогичному времени в четверг.

Виталий ГАЙДАЕВ

Slon.ru: ЦЭФИР: «Снижается экономическая и физическая доступность продовольствия для населения»

От российского эмбарго на ввоз продовольствия с Запада сильнее всего пострадает сама Россия, подсчитала ведущий научный сотрудник ЦЭФИР, профессор РЭШ Наталья Волчкова. По ее оценке, потери нашей страны от этого запрета в этом году составят не менее 0,6% реального ВВП. При этом страны Европы потеряли 0,1–0,01% ВВП, эффект эмбарго для США и Китая близок к нулю, а выиграли в результате российских санкций только Белоруссия и страны Латинской Америки.

По расчетам Волчковой, в результате продуктовых контрсанкций импорт из запрещенных стран в Россию в этом году упадет на 70–90%, а ввоз из разрешенных стран (Казахстан, Китай, Турция, Латинская Америка, Белоруссия) вырастет всего на 10–50%. «Соответственно, последствием становится падение импорта в Россию даже с учетом замещения поставщиками из других стран, рост цен на санкционные и связанные с ними товары, неоднозначные эффекты в производстве в разных отраслях, снижение потребления российских домохозяйств и снижение благосостояния экономики в целом – это суммарные результаты российских антисанкций», – проводит связь Наталья Волчкова.

Россиянам приходится экономить на подорожавшей еде: потребление рыбы по итогам 2014 года сократится на 7,4%, молочных продуктов – на 4%, мяса и овощей – на 2,4%. И это только в результате продуктового эмбарго, не считая последствий инфляции в целом и падения реальных доходов населения.

«Продовольственную безопасность России мы таким образом [в результате введения эмбарго] нисколько не повышаем, на самом деле она снижается, – считает эксперт. – В явном виде снижается экономическая и физическая доступность продовольствия для населения. Теряется возможность диверсифицировать поставки в случае перебоев. При этом рост продовольственной независимости России от других стран неочевиден. Эти санкции не дают ничего, что могло бы поддержать производство».

Замещающего импорт роста производства в достаточной мере не происходит. Импортозамещения, по мнению Волчковой, бессмысленно ожидать в условиях, когда мы затрудняем импорт оборудования для развития собственного производства: покупать современную технику предприятиям все сложнее из-за падающего рубля, а риторика властей не сглаживает ситуацию, а усугубляет конфликт. В частности, на прошлой неделе замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов предупредил, что Россия будет повышать пошлины на ввоз импортного оборудования.

Екатерина АЛЯБЬЕВА

Банковское обозрение: Инновации в России: первый — всегда самоубийца

О построении инфраструктуры банка с нуля, аутсорсинге и инновациях, которые возможны на российском банковском рынке в текущих условиях, побеседовали Андрей Богословских, эксперт по банковским IT, и Игорь Костылев, заместитель главного редактора «Б.О».

Игорь Костылев: Андрей Борисович, вы долго работали в Росбанке, а затем перешли в ЯР-Банк, чтобы создавать там новую IT-инфраструктуру. Что сложнее – поддерживать работу огромного банка или строить IT с нуля в банковском стартапе?

Андрей Богословских: Росбанк и ЯР-Банк – это очень разные банки. Естественно, есть большая разница в подходах. Любой большой банк – это бюрократическая машина, в которой каждый сотрудник – винтик. Если машина хорошо отлажена, каждый человек находится на своем месте, работа спланирована, профинансирована, то она просто идет. Руководство IT в такой организации заключается в поддержке работы данной машины, предложении и внедрении новых идей по улучшению ее работы, постановке задач и отслеживании их выполнения.

В маленьком банке, поскольку набор сотрудников крайне ограничен, довольно большое количество работы приходится делать собственными руками. Кроме того, в небольшом банке ответственность каждого выше, поскольку трудно затеряться в массе – если кто-то работает плохо, то по его направлению появляется явный провал.

Игорь Костылев: ЯР-Банк имеет доступ к японским методикам и технологиям, а у нас их обычно используют как эталон – тот же кайдзен и т.д. Насколько мне известно, в банке сначала даже собирались внедрять японскую систему ДБО. Какое участие японцы принимали в технологическом развитии банка?

Андрей Богословских: Когда я пришел в ЯР-Банк, это был мой первый вопрос: «А нельзя ли взять японский опыт и внедрить его у нас, если у них это все уже хорошо работает?». На первый взгляд, идея интересная. Но как сами японцы строили IT в своем банке? Очень просто – они позвонили в крупную компанию и сказали: «Нам нужен банк». Им ответили: «ОК, скажите, с какими параметрами, перечисляйте деньги, и через нужное время вы получите сразу все – и технику, и программное обеспечение. Мы вам все настроим и сами будем все поддерживать». Поэтому в SBI Holdings, где построен онлайн-банк с активами в полтора миллиарда долларов, айтишников работает около 30 человек. Все остальные – на аутсорсинге.

Но в наших российских реалиях все далеко не так просто. Хотя в последнее время я общался с той же компанией здесь и выяснил, что сейчас они начали развивать подобную услугу и в России. Все сделают, если денег хватит.

Игорь Костылев: Но они не смогут создать банк только на базе своих систем, ведь надо будет и АБС какую-то внедрить.

Андрей Богословских: Они выберут что-то в России и сами все внедрят, то есть банку не придется вкладываться в проектирование. Но это сложный выбор, потому что самые большие ошибки в проектах – те, которые заложены на этапе проектирования. Если основы проекта заложены неправильно – выбрана не та банковская система, не так выстроены бизнес-процессы, что-то не соответствует российскому законодательству, то в дальнейшем это исправляется только за огромные деньги.

Игорь Костылев: Обладают ли сторонние интеграторы достаточной экспертизой, чтобы правильно «построить» банк?

Андрей Богословских: Сейчас в России работает достаточно большое количество иностранных экспертов, которые уже адаптировались к нашим условиям, и они предлагают вполне адекватные решения. Но это деньги, то есть надо понимать, что заплатишь в разы больше, чем если будешь это проектировать сам. Но, с другой стороны, когда начнешь проектировать что-то сам – результат не гарантирован, все зависит от уровня проектной команды.

Игорь Костылев: Но ведь потом надо и на сопровождение все отдавать той же компании?

Андрей Богословских: Совершенно верно.

Игорь Костылев: Насколько я вижу по западному опыту, крупные аутсорсеры работают с банками, как правило, пятилетними контрактами. То есть за столько-то миллионов и на пять лет, допустим. Но в России, по-моему, так пока никто не работает.

Андрей Богословских: Я пока такого тоже не видел. В Росбанке в 2004 году серьезно размышляли на тему передачи всего IT на аутсорсинг, но практического результата это не имело. На тот момент показалось, что и цена, которая в итоге получалась, неадекватна, а риски слишком велики, и руководство банка не пошло на то, чтобы передать IT на аутсорсинг, хотя в западных странах это вполне нормальное явление.

Игорь Костылев: Это было около 10 лет назад. Сейчас, наверное, итог мог бы быть другим?

Андрей Богословских: Да. В ЯР-Банке почти все делалось аутсорсерами. Мы договаривались с подрядчиком, и подрядчик конфигурировал по нашим заказам из своей системы то, что нам надо. Банк занимался в основном постановкой задач и приемом работ. Даже тестирование проводила отдельная аутсорсинговая фирма.

Игорь Костылев: То есть собственных программистов в проекте ЯР-Банка вообще не было?

Андрей Богословских: Сказать, что там нет ни одного программиста, я не могу. Но в основном на проекте от банка работали проектные менеджеры и специалисты, которые разбираются во внедряемой системе и теоретически могут сами программировать, но в рамках проекта это не было их специализацией. Мы ставили задачи подрядчику.

Игорь Костылев: Из скольких человек состояла команда и сколько пришлось бы нанимать, если бы банк делал все самостоятельно?

Андрей Богословских: В IT работало 22 человека с пятью дежурными инженерами, то есть, если их не считать, остается 17 человек, а пришлось бы брать человек 50, я думаю.

Игорь Костылев: Из японского опыта была использована только идея аутсорсинга?

Андрей Богословских: Японцы принимали активное участие как в выборе самих компонентов, так и в работе по проекту. Все системы были выбраны с участием японской стороны.

Конечно, российских систем они не знают, но на уровне архитектуры действительно приняли активное участие – встречались с вендорами, смотрели в Интернете по открытым материалам, что из себя представляет компания, и исходя из эффективности и стоимости выбрали решение совместно с российской стороной.

Игорь Костылев: В итоге вендоры АБС и ДБО были выбраны, как у нас принято, российские?

Андрей Богословских: Вендоры были выбраны российские по одной простой причине – адаптацию японской банковской системы к российским стандартам еще никто не делал. Если к английскому языку IT-специалисты в России уже привыкли, то в иероглифах пока разбираются крайне плохо. Ну и для стартапа, конечно, важен вопрос стоимости решения. Пока российский софт дешевле импортного. Цена внедрения и последующей поддержки также ниже.

Игорь Костылев: Выходит, это и к лучшему, потому что в нынешней политической ситуации тот факт, что наш рынок (спасибо регулятору) был таким закрытым для западных АБС, сделал банки менее подверженными санкционным рискам.

Андрей Богословских: Тут я, конечно, согласен. Но с моей точки зрения больший риск – это отключение России от Интернета. Я не знаю, что произойдет в этот момент.

Игорь Костылев: Но для работы банка – принимать и выдавать деньги, поддерживать работу карт и т.д. – это ведь не так критично?

Андрей Богословских: Как же не критично, если, например, ТКС Банк все продажи осуществляет через Интернет.

Игорь Костылев: Он просто не сможет выдавать новые карты.

Андрей Богословских: Это крайне критично. И потом существенная часть банкоматов и POS-терминалов в России подключены через Интернет.

Игорь Костылев: Кстати, сейчас активно создаются межхостовые соединения. Если раньше банки были более закрытыми, у каждого была своя банкоматная сеть или они подключались к ОРС, то сейчас все больше банков входят в единую банкоматную сеть, которой даже названия пока не придумано. У вас есть опыт работы в ОРС, как вы считаете, это хорошо для рынка?

Андрей Богословских: Считаю, что для банков это очень хорошо, потому что дает шансы небольшим банкам. К примеру, у ЯР-Банка вся сеть – три банкомата. Можно ли серьезно развивать дистанционную работу с клиентами, имея три банкомата? Очевидно, нельзя. Зато благодаря ОРС и ВТБ ЯР-Банк имеет возможность подсоединиться ко входящей в них банкоматной сети, и у его клиентов появляются тысячи банкоматов, в которых они могут на регулируемых ЯР-Банком условиях получать деньги и услуги.

Игорь Костылев: Каково ваше видение правильного пути создания Национальной системы платежных карт? ВТБ продвигает идею, что нужно создавать ее на базе межхостовых соединений, достаточно просто сформировать правила. Основная версия, насколько я понимаю, – создание НСПК на базе ЦБ. Но опять же непонятно, как именно это делать и что брать за основу. Есть «ПРО100», «Золотая корона», ОРС, UCS. Visa и MasterCard все еще ищут локальные процессинговые центры, и тоже неясно, с кем будут работать.

Андрей Богословских: Я бы в первую очередь рассматривал связку ОРС с ВТБ. ЦБ – прекрасная организация, но, с моей точки зрения, лучше такие процессы отдавать коммерческим структурам. Они больше заинтересованы в продвижении бизнеса. Центробанк – это регулятивный орган, он может наблюдать за этим бизнесом, помогать его строить и т.п. Я не видел в мире ни одного положительного примера, чтобы государственный регулятор на собственной базе внедрил экономически эффективный проект.Правда, ЦБ, мне кажется, тоже понимает сказанное мною выше и планирует, что ОАО «НСПК», сегодня полностью принадлежащая ЦБ, через два года будет акционироваться и превращаться в коммерческую структуру. Хорошо, что нам здесь ничего придумывать не нужно. Все было придумано раньше. Нужно только уметь пользоваться опытом Visa и MasterCard.

Игорь Костылев: Банки боятся предвзятости. Если эта система принадлежит ВТБ24 или Сбербанку, как «ПРО100», то возникают опасения, что для этих банков условия будут лучше, чем для других.

Андрей Богословских: Да, но было предложение сделать на базе этих систем открытое акционерное общество, в которое могут войти все желающие банки. У Visa и MasterCard нет одного или двух собственников – это широкий круг банков, правда, сильно пересекающийся. И если мы точно так же не акционируем свою национальную платежную систему, то перейдем к чему-то похожему на госрегулирование платежей.

Игорь Костылев: Кто мешает ЦБ сразу создать отдельное юрлицо, которое тоже будет коммерческим?

Как уже отмечалось, ЦБ создал ОАО «НСПК». В течение двух лет по закону единственным акционером ОАО является ЦБ, а потом оно будет акционировано. В действиях государства есть своя логика. Чтобы объединить наши часто не очень дружественные друг другу банки требуется административный ресурс. ЦБ как регулятор и представитель государства может его обеспечить. Но в любом случае это означает создание системы с нуля, а в ОРС и в ВТБ часть этой системы уже есть, эти сети уже объединили большинство банков РФ. Построение системы с нуля однозначно приведет к увеличению затрат и удлинит сроки.

Игорь Костылев: Может ли НСПК иметь какие-то преимущества перед Visa и MasterCard? Ведь, как они утверждают, система комиссий, которая сформировалась, – это не чья-то прихоть, а коммерческая необходимость. То есть именно в такой системе комиссий выгодно работать всем игрокам, включая магазины, эмитентов и эквайеров. Получается, что мы никак не можем играть на уровне комиссий, если хотим сохранить бал&#1072

РБК daily: Деньги вместо лайков

Рынок взаимного кредитования физлиц растет благодаря появлению многочисленных интернет-сервисов, позволяющих недорого занять сотни тысяч рублей без справок и поручителей в день обращения. Сервисы помогают гражданам оценить надежность друг друга, получают за это комиссию, но гарантий, как правило, не дают. В июне платформу для кредитования в социальных сетях запустила компания «Вебтрансфер Финанс», владельцев которой год назад исключили из реестра микрофинансовых организаций.

Надежность по аватарке

Сайт Webtransfer-finance.com, позиционирующий себя как социальная сеть для выдачи кредитов, заработал в Рунете в июне 2014 года. Для регистрации в ней требуется аккаунт в одной из популярных соцсетей – Facebook, Twitter, Google+, «ВКонтакте», «Одноклассниках» и «Моем мире». С помощью Webtransfer одни пользователи соцсетей могут выдавать кредиты другим пользователям.

Ставку по займу определяет тот, кто хочет дать деньги в кредит, минимальная – 0,1%. Какую бы ставку ни указал кредитор, свои деньги он вернет: если заемщик окажется ненадежным, его кредит компенсирует гарантийный фонд Webtransfer по ставке 24% годовых (то есть 0,065% в сутки), рассказал РБК представитель Webtransfer Europe в России Александр Зисин. На сайте компании утверждается, что объем гарантийного фонда составляет $8,8 млн.

Чтобы получить кредит, нужно заполнить форму заявки – выбрать сумму займа, срок и процентную ставку, а затем дождаться встречной заявки потенциального кредитора. Погасить заем можно, пополнив электронный кошелек в личном кабинете и направив деньги на счет кредитора в системе.

По словам Зисина, доля невозврата по кредитам оценивается всего в 3,5%. «Мы сотрудничаем с коллекторскими агентствами, но из-за низкого процента невозврата и незначительного размера сумм задолженности обращаться к коллекторам в большинстве случаев не приходится», – уверяет Зисин.

Зарегистрироваться в Webtransfer может любой совершеннолетний пользователь. По данным на 30 сентября, количество пользователей платформы в мире превысило 600 тыс. человек, половина из них – из России, остальные – из США и Великобритании, по данным компании. Сумма сделок на конец сентября составила более $2,9 млн, средний срок кредита – девять дней, а средняя сумма займа – $154 (около 6,1 тыс. руб.). Эти данные отображаются в приложении для авторизованных пользователей.

Для оценки кредитоспособности система изучает профиль пользователя в соцсетях: когда он был зарегистрирован, насколько активно используется и т.д. В основном заемщиками становятся студенты и люди с достатком 35–40 тыс руб., которые берут кредит на неделю-полторы, рассказал Зисин.

Компания зарабатывает на комиссии, которую берет за ввод и вывод средств, она достигает 2% в зависимости от платежного сервиса («Яндекс.Деньги», QIWI и т.д.). Также она получает выплаты от партнеров и пользователей за обслуживание счетов.

На запуск соцсети Webtransfer в России компания вложила $5 млн, уточнил Зисин. Он говорит, что всю прибыль проект собирается тратить на выход в новые регионы – прежде всего в Китай и Индию.

Ушли из-под ЦБ

ООО «Вебтрансфер Финанс» позиционирует себя как «дочка» американской Webtransfer World Wide Group. ООО через несколько компаний принадлежит белизскому офшору «Ларго Лимитед» – он контролирует 80,88% уставного капитала, еще 19,12% – у Евгении Нежуриной и Артема Ерко.

В 2013 году принадлежавшая тем же владельцам другая компания с похожим названием – ООО «Вебтрансфер Финанс (МФО)» – пыталась выйти на российский рынок с проектом «Кредитный сертификат»: пыталась выдавать документы, которые удостоверяют выдачу займа одним человеком другому. После истечения срока займа кредитор мог сам вернуть свои деньги или продать право требования долга кому-то еще.

«Когда мы впервые опубликовали эту концепцию, Федеральная служба по финансовым рынкам [ФСФР; была упразднена в конце 2013-го, ее функции перешли к Центробанку. – РБК] обвинила нас в попытке выпуска ценных бумаг», – вспоминает представитель Webtransfer Europe Александр Чехов. Но речь идет не о ценной бумаге, а о подтверждении сделки, настаивает он. Чехов говорит, что компания отправляла свои разъяснения в ФСФР, но позже узнала из прессы, что ее исключили из реестра микрофинансовых организаций (МФО). «Вебтрансфер Финанс (МФО)» уже прекратила деятельность, уточнил Чехов.

Россияне могут самостоятельно выдавать друг другу займы и переуступать права – это не противоречит законодательству России, считает представитель «Яндекс.Денег» Евгения Арнаутова.

Для взаимного кредитования физлиц в России нет надежных данных, предупреждает представитель компании «МигКредит» Дмитрий Горох. Эта компания занимается выдачей микрокредитов, ее уровень потерь по невозвратам за 2013 год составил гораздо больше, чем декларирует по своему бизнесу Webtransfer, – 18,6%, рассказал Горох. По его данным, на рынке МФО в целом этот показатель сейчас составляет 24–25%, а критический уровень, который может привести к банкротству, – больше 30%. В России кредитование одних людей другими не пользуется популярностью: люди и банкам не очень-то доверяют, тем более друг другу, объясняет Горох.

Впрочем, у британской P2P-компании Zopa доля невозврата составляет 0,2%, рассказал партнер венчурного фонда Runa Capital Андрей Близнюк, вложивший деньги в Zopa. А вот у американской компании Lending Club доля невозврата превышает 5% – все зависит от рынка, на котором компания работает, рассуждает Близнюк. По его словам, для России 3,5% невозврата – очень амбициозная цифра.

По словам гендиректора российской P2P-компании «Вдолг.ру» Антона Тарасова, у его компании процент невозвращенных кредитов – около 25%.

В России на законодательном уровне деятельность платформ для P2P-кредитования не регулируется, подтвердил РБК представитель Центробанка. Он предупредил, что такие проекты несут повышенные риски россиянам.

P2P-кредитование набирает обороты в мире, особенно в США: этому способствуют низкие ставки по депозитам, развитая IT-инфраструктура и высокий спрос на кредиты, говорит директор онлайн-сервиса по выдаче займов MoneyMan.ru Борис Батин. По его словам, конкуренты Webtransfer готовы давать деньги под меньший процент.

Общемировой рынок P2P-кредитования в 2013 году составил $5 млрд, российский – 380 млн руб. (около $11,93 млн), оценила компания J’son & Partners Consulting.

Ирина ЮЗБЕКОВА

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.

Lenta.ru: Минфин предложил штрафовать за биткоины на 50 тысяч рублей

Минфин разработал законопроект, устанавливающий штрафы за использование криптовалют и денежных суррогатов. Проект закона опубликован на портале раскрытия информации о подготовке правовых актов. Для обычных граждан размер штрафа составит 50 тысяч рублей, для должностных лиц – 100 тысяч, а для компаний – до миллиона рублей. Штрафовать будут и за создание программного обеспечения для эмиссии криптовалют.

Аналогичные штрафы могут быть установлены и для граждан и компаний, которые умышленно распространяют информацию, позволяющую осуществлять выпуск денежных суррогатов или операции с ними.

О том, что Минфин разрабатывает проект по борьбе с электронными валютами, стало известно в августе. В прессе сообщалось, что это не коснется электронных денег (например, Webmoney), а также игровых валют. Речь идет только о платежеспособных валютах, которые имеют независимые эмиссионные центры, в частности биткоинах.

В июне зампред ЦБ Георгий Лунтовский заявлял, что со временем регулятор и правительство смогут разработать правила для обращения с биткоинами и другими криптовалютами. Он отметил, что, возможно, за ними будущее.

Коммерсант: Сбербанк не удержал комиссии

Сбербанку не удалось убедить Верховный суд (ВС) в том, что его вкладчики сами должны узнавать о тарифах банка, размещаемых в интернете или в отделении. ВС поддержал доводы Федеральной антимонопольной службы (ФАС), что это не подменяет обязанности банка согласовывать комиссию с каждым клиентом индивидуально.

В электронной картотеке появилась информация о том, что ВС отклонил жалобу Сбербанка по делу о комиссиях за снятие вкладчиками наличных денег со счетов. Два клиента банка, заплатившие 1349 руб. (1% от суммы) комиссии, пожаловались в тамбовское управление ФАС, которое признало факт злоупотребления банком доминирующим положением. В договорах вклада было лишь согласие клиента со всеми тарифами банка без указания их размера, что ФАС сочла нарушением закона и ущемлением интересов потребителей. В итоге служба оштрафовала банк на 562,5 тыс. руб. Сбербанк оспорил решение ФАС в суде, заявив, что информация о тарифах была общедоступной и размещалась на сайте банка в интернете, а также на стендах в отделениях. Но суды отклонили иск, подчеркнув, что это «не подменяет обязанности банка достичь соглашения о применении комиссионных вознаграждений с клиентами в письменной форме». По мнению ВС, эти судебные акты «являются правильными» и «сомнений в своей законности не вызывают».

В своих решениях суды сослались на ст. 29 закона о банках и банковской деятельности, сформулировав общую позицию о незаконности взимания комиссий без соглашения с конкретным вкладчиком, что является распространенной практикой среди банков. Банкиры апеллируют к тому, что комиссия за снятие наличных – один из способов противодействия отмыванию преступных доходов. Кроме того, персональное уведомление клиентов о комиссиях влечет дополнительные расходы и невыгодно банкам. Впрочем, некоторые кредитные организации уже сейчас уведомляют клиентов об изменении тарифов по SMS и электронной почте.

В Сбербанке “Ъ” сообщили, что не согласны с решениями судов, а «вопрос дальнейшего обжалования будет решен после более детального изучения текста судебного акта ВС».

Анна ЗАНИНА

РБК: Рубль опустился до уровня интервенций Центробанка

Рубль на открытии торгов в пятницу, 3 октября, вновь достиг зоны интервенций Центробанка, выйдя за границы коридора, установленного ЦБ для бивалютной корзины (44,4 рубля). Это произошло уже в третий раз за текущую неделю.

Курс доллара расчетами «завтра» на 10:02 мск повышается на 10,1 копейки – до 39,662 рубля, следует из данных «Московской биржи». Курс евро вырос до 50,19 рубля, рост составил 10,05 копейки. Стоимость бивалютной корзины на 10:15 мск составляла 44,4195 руб (рост на 12,04 копейки).

Вчера национальная валюта вновь пробила отметку в 44,4 рубля для бивалютной корзины. Рубль находился в зоне интервенций ЦБ до 20:07, при этом был достигнут максимум в 44,42 рубля за корзину. После этого стоимость корзины вернулась в коридор, но в 20:24 случился еще один пробой. К 20:30 бивалютная корзина торговалась около 44,4 рубля.

Большая часть попыток пробития бивалютной корзины совершалась уже после закрытия секции «Московской биржи», в которой происходят торги с расчетами «сегодня», во время сессии, на которой происходят торги с расчетами «завтра».

Предыдущий выход за границы коридора бивалютная корзина совершила во вторник, 30 сентября. Рост бивалютной корзины на торгах на «Московской бирже» начался в 17:07 по московскому времени. С уровня 44,09 руб. к 17.11 она выросла до 44,52 руб. К 17.13 корзина вернулась в коридор ЦБ и на 18.20 торговалась на уровне 44,32.

Тогда ЦБ впервые провел операции для сглаживания колебаний валютного курса за почти пять месяцев. Общая сумма первых частей сделок со сроками расчетов «сегодня-завтра» составила $581,5 млн (22,9 млрд руб.). Сегодня ЦБ опубликовал данные о валютных интервенциях, проведенных в среду, 1 октября. В этот день Банк России продал валюты на $4 млн, или 170 млн руб.

Коммерсант: Пайщики отпустили рубль

Десятый месяц подряд управляющие компании фиксируют отток средств частных инвесторов из открытых паевых фондов. В сентябре ПИФы лишились почти 600 млн руб., а всего с декабря прошлого года – более 9,5 млрд руб. Инвесторы наращивают вложения только в фонды, инвестирующие в валютные активы, которые обеспечивают защиту от девальвации рубля и российских страновых рисков.

В сентябре пайщики сократили вывод средств из открытых паевых фондов. По оценке «Ъ», основанной на предварительных данных Национальной лиги управляющих, в прошлом месяце чистый отток средств из розничных ПИФов составил почти 600 млн руб. Это почти вдвое меньше потерь, понесенных фондами в августе (1,15 млрд руб.). Тем не менее сентябрь стал десятым месяцем подряд, когда открытые ПИФы фиксировали чистый отток средств, за этот период он превысил 9,5 млрд руб.

По мнению участников рынка, ключевая причина продолжающегося бегства инвесторов из рублевых активов – это сохраняющаяся геополитическая напряженность. В середине сентября Евросоюз и США, несмотря на подписание договора о прекращении огня на востоке Украины, ввели очередной пакет антироссийских санкций. Нервозность частных инвесторов усилил арест главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова. «Постоянный негативный новостной фон вокруг России, снижение цен на нефть – все это воспринимается розничными инвесторами как сигнал для того, чтобы уйти от российского риска»,- отмечает директор департамента управления активами УК «Альфа-Капитал» Виктор Барк. В результате оттоки фиксировали почти все классы фондов, не только с агрессивной стратегией инвестирования (фонды акций и индексные фонды – почти 500 млн руб.), но и с консервативной (фонды облигаций, денежного рынка – около 700 млн руб.).

Осложняло ситуацию обесценение рубля, которое снижает привлекательность вложений в ПИФы. В сентябре курс доллара на российском рынке вырос на 6,7%, до 39,5 руб./$. За три месяца непрерывного снижения рубль потерял относительно доллара более 16%. Стремительнее российская валюта обесценивалась в период с августа 2008-го по январь 2009 года, тогда за полгода доллар подорожал в России более чем на 50%, до 35,8 руб./$. «Облигационные фонды за последние три месяца показали неплохой результат, сопоставимый по доходности с депозитами, однако многие инвесторы опасаются волатильности и дальнейшего ослабления рубля»,- отмечает гендиректор «Сбербанк Управление активами» Антон Рахманов.

В этих условиях наиболее востребованными инструментами являются фонды, вкладывающие в валютные активы, прежде всего фонды фондов. По данным НЛУ, в сентябре фонды данной категории привлекли почти 600 млн руб., что почти в пять раз больше объема средств, привлеченного месяцем ранее. «Ослабление национальной валюты подтолкнуло инвесторов к переходу из продуктов с рублевой составляющей в иностранную валюту и финансовые инструменты с валютной составляющей»,- отмечает портфельный управляющий «Газпромбанк – Управление активами» Сергей Никитин. По словам Виктора Барка, на предпочтение инвесторов влияет и доходность таких фондов. По данным НЛУ, доходность самых крупных фондов, ориентированных на вложения в зарубежные активы, за сентябрь составила 3-6,7%, а с начала года – 20-26%.

Между тем отечественные инвесторы продолжают выводить средства с фондового рынка, а нерезиденты, наоборот, все активнее наращивают вложения в Россию. По данным Emerging Portfolio Fund Research, за сентябрь фонды, инвестирующие в Россию, привлекли около $250 млн (в предыдущем месяце – менее $100 млн). По словам гендиректора UFG Capital Management Евгения Малыхина, инвесторы обращают внимание на огромные золотовалютные резервы, суверенные фонды, сбалансированный бюджет, компании с достойным корпоративным управлением и высокую дивидендную доходность. Впрочем, по мнению участников рынка, при росте напряженности в отношениях России и Запада эти деньги так же быстро уйдут с российского рынка.

Виталий ГАЙДАЕВ

Газета.Ru: Франция в долгах

Франция озаботилась снижением внешнего долга. За последние десять лет он вырос вдвое и почти сравнялся с ВВП страны. Вероятно, в ближайшее время сократить его не удастся – мешают увеличивающийся бюджетный дефицит, высокая безработица и сокращение темпов экономического роста. Последнее – бич не только Франции, но и большинства стран еврозоны, и до 2017 года ситуация вряд ли улучшится.

Общий объем государственного долга Франции по итогам второго квартала текущего года превысил €2,023 трлн – отметка в €2 трлн была преодолена впервые, сообщил 30 сентября Национальный институт статистики и экономических исследований (Insee). По сравнению с первым кварталом госдолг увеличился на €28,7 млрд и достиг 95,1% ВВП уже к концу июня, а не к декабрю, как говорилось ранее в прогнозах французского правительства. Для сравнения, государственный долг России, по информации Счетной палаты РФ, за семь месяцев 2014 года сократился на 193,8 млрд руб., или на 1,3%, и составил 7,742 трлн руб. (€154 млрд).

Министерство финансов Пятой республики отмечает, что чрезмерная задолженность складывалась в течение долгого времени: с 2002 по 2012 год размер госдолга Франции увеличился с €930 млрд до €1,86 трлн.

«Политика, которую проводит правительство сейчас, основывается одновременно на оздоровлении государственных финансов за счет программы бюджетной экономии и на стратегии роста, которая должна позволить в дальнейшем остановить увеличение долга», – цитирует ИТАР-ТАСС представителя французского минфина.

Согласно законодательству ЕС, задолженность государства – члена Евросоюза не должна превышать 60% ВВП. Сегодня это правило не выполняют 14 из 27 стран, входящих в ЕС. Худший показатель у Греции (160,5% ВВП), за ней расположились Испания (130,3%), Португалия (127,2%) и Ирландия (125,1%). Наиболее благополучными с точки зрения объема госдолга странами Европы оказались Эстония (10%), Болгария (18%) и Люксембург (22,4%).

Помимо внешнего долга Францию беспокоит заоблачная безработица – более 3,42 млн человек, – и растущий бюджетный дефицит. Ранее Париж обещал довести его уровень до 3% ВВП к 2015 году, но в новом прогнозе говорится, что дефицит сократится до 2,8% ВВП только к 2017 году, когда в стране должны пройти следующие президентские выборы.

Прогноз был опубликован на фоне подготовки годового бюджета, который был представлен правительству министром финансов Мишелем Сапеном в среду, 1 октября.

Правительство Франции планирует стимулировать экономический рост путем сокращения налога на прибыль в попытке повысить покупательскую способность – в следующем году порог уплаты налога на прибыль начнется с суммы в €10 тыс. Ожидается и сокращение государственных расходов на социальное обеспечение на €50 млрд в течение трех лет, а также снижение субсидий в органы местного самоуправления.

Чтобы восполнить изменения, внесенные в спорный «экологический налог» для большегрузных транспортных средств, правительство планирует повысить налог на дизельное топливо на два цента за литр.

Министерство экономики подчеркнуло, что план правительства по «очистке» государственных финансов должен позволить остановить рост долга. «Франция пользуется доверием инвесторов, что позволяет государству, а также компаниям и частным лицам привлекать финансирование по очень низким ставкам», – приводит слова одного из чиновников министерства французское издание The Local. Для борьбы с экономическим кризисом крайне непопулярное среди населения правительство президента Франсуа Олланда уже ввело в действие «Пакт ответственности», который предлагает компаниями налоговые послабления на €40 млрд в обмен на создание 500 тыс. рабочих мест в течение трех лет.

Ключевые факторы, приведшие за последнее десятилетие экономику Франции к нынешнему состоянию, – это бюджетный дефицит, высокие проценты по кредитам из-за общего долгового кризиса еврозоны, а также низкий экономический рост, который давал стране меньше возможностей для сдерживания долговой нагрузки, считает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. «Поэтому вряд ли стоит удивляться негативной динамике госдолга», – сказал эксперт «Газете.Ru».

Проблемы с экономическим ростом в еврозоне носят долговременный характер, они связаны с недостаточной степенью структурных реформ. Скорее всего, сохраняющаяся высокая долговая нагрузка станет основным фактором сдерживания роста как Франции, так и многих других стран Европы.

Кроме того, Париж может попасть в «дефляционную ловушку». «Это фактор риска, который применительно к Европе многими до сих пор недооценивается», – добавляет Лисоволик. В подобной ситуации крайне важно, какие действия предпримет ЕЦБ для нейтрализации угрозы попадания страны в дефляционную спираль сокращения экономического роста, потому что она может обостриться, особенно на фоне возможного дальнейшего замедления не только в Европе, но и в мировой экономике в целом.

Французская экономика находится в стагнации уже два квартала подряд, рост ВВП страны в третьем квартале составит всего лишь 0,2%. Разногласия между Франсуа Олландом и министром экономики Арно Монтебуром привели к смене кабинета министров в августе нынешнего года. В частности, Монтебур обвинил Германию в «одержимости» бюджетной экономией, что подорвало экономический рост в ЕС в целом и во Франции в частности.

«Это финансовый абсурд, поскольку, тормозя экономический рост, они из-за снижения занятости мешают достижению собственных целей», – говорил он.

В начале августа Олланд признал невозможность достичь намеченного ранее роста в 1%. Тогда же Мишель Сапен добавил, что и в 2015 году ВВП страны прибавит максимум 1%, хотя, согласно предыдущим выкладкам, ожидались 1,7%. В середине сентября рейтинговое агентство Moody’s ухудшило прогноз роста экономики Франции на 2014 год с 0,6 до 0,4%, на 2015 год агентство прогнозирует ускорение роста до 0,9%, а в 2018 году – до 1,4%.

Иделия АЙЗЯТУЛОВА