Lenta.ru: МВФ спрогнозировал рост госдолга Украины до 100 миллиардов долларов

Государственный долг Украины к 2020 году достигнет 2,27 триллиона гривен (около 103 миллиардов долларов по текущему курсу). Об этом говорится в отчете-меморандуме Международного валютного фонда (МВФ).

Общий размер госдолга, таким образом, вырастет почти в два раза, сейчас он составляет 1,27 триллиона гривен (57,7 миллиарда долларов). При этом внутренний госдолг составит 863,6 миллиарда гривен, внешний — 1,4 триллиона гривен.

Согласно прогнозу МВФ, к концу 2015 года госдолг Украины вырастет до 94 процентов от уровня ВВП, по сравнению с 73 процентами ВВП в конце 2014 года. В результате по этому показателю страна войдет в число крупнейших должников среди развивающихся стран, уступив только Ливану, Ямайке и беднейшим странам Африки.

Ранее 12 марта стало известно, что МВФ отправил Украине первый транш финансовой помощи в размере 5 миллиардов долларов. Всего в текущем году страна получит 10 миллиардов.

В целом в рамках программы поддержки украинской экономики МВФ выделит 17,5 миллиарда долларов. К этой сумме прибавится реструктуризация долга на 15 миллиардов долларов, а также помощь от стран G7 общей суммой в 7,5 миллиарда. Условиями для получения кредита стало проведение структурных реформ, призванных в том числе повысить доходы бюджета.

РБК: Количество заявок на кредиты от физлиц в феврале снизилось на 51%

Количество заявок от физических лиц на банковские кредиты в феврале 2015 года снизилось на 51% по сравнению с показателями аналогичного периода 2014 года. Об этом свидетельствуют данные Объединенного кредитного бюро (ОКБ), передает Интерфакс.

Снижение спроса зафиксировано по всем видам кредитных продуктов. Лидером падения стали ипотечные займы, спрос на них снизился на 72% по сравнению с февралем прошлого года. Спрос на кредиты наличными упал на 55%, на кредитные карты – на 42%.

ОКБ зафиксировало продолжение роста доли просроченных кредитов. В минувшем месяце она увеличилась на 0,49% и составила 17,07%. В январе доля просроченных кредитов была на уровне 16,58%.

В январе в России было выдано на 11% меньше ипотечных кредитов, чем за аналогичный период 2014 года. Всего в первом месяце 2015 года процентные ставки выросли до 14,5–16%, россиянам было выдано более 43 тыс. ипотечных кредитов на общую сумму около 70,5 млрд руб.

Плохие банки

Газета.Ru: «Плохие» долги уйдут правительству

«Плохие» долги угрожают российской банковской системе. Просроченная задолженность растет быстрее, чем сами кредитные портфели банков, сообщил ЦБ. Ситуация будет ухудшаться, предупреждают эксперты, банки будут просить помощи у государства. Правительство уже готово создать банк «плохих» долгов, который выкупит их у банков.

Просроченная задолженность перед российскими банками растет быстрее, чем их кредитные портфели, подсчитали в Национальном рейтинговом агентстве (НРА) на основе данных статистики ЦБ. В Сбербанке размер «плохих» долгов за прошлый год увеличился на 18,5% (с 267 млрд до 316,5 млрд руб.).

Гораздо хуже ситуация с просроченной задолженностью в банке ВТБ — она выросла за год на 66% (с 99 млрд до 165 млрд руб., из них более 50 млрд руб. в декабре) и в розничном банке группы ВТБ24, в котором увеличение составило 79% (рост с 73 млрд до 130 млрд).

В то же время темпы роста кредитного портфеля оказались в два раза меньше — 32% у ВТБ и 21% у ВТБ24. Государственный Россельхозбанк увеличил просрочку на 48% — с 98 млрд до 149 млрд руб. при росте кредитования на 13,5%.

В портфелях некоторых банков размер просроченной задолженности за год увеличился почти вдвое.

Среди них известный своей последовательностью в работе с должниками Альфа-банк. Даже у него просрочка выросла на 125%, с 37 млрд до 83 млрд руб., увеличение портфеля выданных кредитов на 36,5%. В Газпромбанке «плохие» долги выросли на 90%, с 14,7 млрд до 28 млрд руб., кредитный портфель вырос лишь на 30%. На 91% выросла просрочка в банке ФК «Открытие» — с 15,6 млрд до почти 30 млрд руб., впрочем, кредитный портфель рос быстрее. В розничном банке группы, Ханты-мансийском банке «Открытие» динамика хуже: объем просроченной задолженности в банке за год увеличился в три раза, с 7,6 млрд до 30,6 млрд руб. при росте кредитования на 67%.

Рекордсменами по динамике роста просроченной задолженности стали, как и ожидалось, банки, находящиеся на санации, — «Рост» и Мособлбанк (прирост на 1521%, с 2,6 млрд до 10,5 млрд руб. и на 2437%, с 0,5 млрд до 14 млрд руб.).

Ситуация выглядит лучше, если оценивать объем просроченной задолженности по отношению ко всему портфелю выданных кредитов. У Сбербанка просрочено 2% кредитного портфеля, на 5% просрочен портфель ВТБ, 0,9% — уровень просроченной задолженности Газпромбанка. В розничном банке ВТБ24 уровень «плохих» долгов составляет 7,7%, в Альфа-банке — 5,7%.

Лидерами по доле «плохих» долгов в портфеле стали банки «Русский стандарт» (16%), МДМ-банк (15,8%), банк «Хоум Кредит» (15,3%), банк «Российский капитал» (15,24%), «Ренессанс кредит» (17,11%), ТКС банк (15,9%), банк «Рост» (15,5%), Юниатрум банк — 17,8%, а также банк «Связной» (34%).

«Такое ухудшение спровоцировано в первую очередь общей экономической ситуацией, сокращением доходов населения, ростом расходов на импорт для предприятий, общим замедлением рынка кредитования. Сейчас увеличившаяся стоимость пассивов тянет за собой рост ставок по кредитам, делая их слишком дорогими или недоступными для многих заемщиков, в частности розничных. У таких крупных розничных игроков, как Лето Банк, «Сетелем», ТКС Банк, просроченная задолженность увеличилась в разы», — комментирует аналитик НРА Вадим Тихонов.

Председатель совета директоров МДМ-банка Олег Вьюгин ожидает в дальнейшем ухудшения ситуации с «плохими» долгами.

«Я так понимаю, что будет не взрывное, а плавное ухудшение качества обслуживания кредитов и планомерное увеличение резервов. В принципе, чтобы смягчить регулирование, можно согласиться на более низкий уровень достаточности капитала. К примеру, Япония так поступила, когда на балансах банков были очень большие портфели обесцененных гособлигаций. Тогда этот норматив (сейчас в России 10%) был снижен властями с 8 до 2%, сейчас — 5%. Но японская история особая, а в российской истории такого не было. Другой путь — увеличивать капитал банков, и в такие кризисы приходится делать это за счет госсредств, так как акционеры не хотят поддерживать свои банки», — говорит Олег Вьюгин.

Для пополнения капитала банкам был выделен 1 трлн руб., которые они будут получать в форме облигаций федерального займа (ОФЗ).

Рост доли «плохих» долгов прогнозируют и эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Михаил Мамонов и Олег Солнцев — уже к середине 2015 года доля «плохих» долгов в среднем по банковской системе вырастет с текущих 11 до 14–16,5%. На это, как пояснил на Гайдаровском форуме Михаил Мамонов, фактически уже не может повлиять даже ЦБ. Прирост кредитного портфеля, по одному из сценариев (если ЦБ продолжает взятый курс и реагирует на падение рубля очередным повышением ключевой ставки), опустится до нуля уже в конце 2015 года и станет отрицательным (минус 5%) в первом квартале 2016 года. Перспективы будут значительно лучше, если ЦБ заморозит ставку. Однако наилучшего результата удастся достичь в том случае, если ввести меры по контрциклическому регулированию: в этом случае прирост кредитования начнется уже во втором полугодии 2015 года, а к 1 января 2017 года достигнет 25% (сейчас менее 20%).

Рост навеса «плохих» долгов так волнует экспертов, поскольку влечет проблемы с капиталом, угрожает российским банкам банкротством, а в конечном счете означает увеличение потребности в деньгах из бюджета.

Банки будут вынуждены обращаться за помощью к правительству и просить о вливании бюджетных средств. При жесткой процентной политике ЦБ самостоятельно не смогут решить проблемы с капиталом свыше 200 банков в 2015 году и 160 банков в 2016 году. Им потребуется более 900 млрд и 500 млрд руб. в 2015 и в 2016 году соответственно. Что означает дополнительную нагрузку на бюджет, поскольку одобренных 1 трлн руб. уже будет мало. При этом 40–45% общей потребности в капитале придется на семь госбанков (из-за санкций). И это в том варианте сценария, по которому ЦБ продолжает взятый курс и на возможный дальнейший обвал рубля реагирует повышением ключевой ставки (может довести ее до 37%). Если ставка ЦБ начнет опускаться, в господдержке будут нуждаться еще больше: 252 банка на 1102 млрд руб. в 2015 году и 241 банк в 896 млрд руб. в 2016 году.

Правительство уже готово выкупать «плохие» долги у банков. Для этого Минфин, Минэкономразвития и Центробанк до 30 января подготовят предложения о создании банка «плохих» долгов.

Это часть антикризисного плана, утвержденного на этой неделе. «Подготовка предложений о создании банка (агентства) «плохих» долгов в целях выкупа в порядке, установленном правительством Российской Федерации, проблемных активов кредитных организаций, долгов организаций», — говорится в документе.

Депутаты тоже уже задумались о мерах поддержки заемщиков. В Госдуму внесено уже несколько законопроектов, которые призваны защитить заемщиков валютной ипотеки, свои рекомендации перевести ипотеку в рублевую по льготному курсу высказывал и ЦБ.

Просрочку нужно рассматривать в двух плоскостях — как неисполнение обязательств перед кредитной организацией и как объем резервов, который банки обязаны создавать по инструкции ЦБ, указывает партнер ФБК Алексей Терехов. «Если вернуться к первой, то количество случаев просрочки кредитов увеличится в разы. Нынешняя перестройка экономических отношений будет влиять на количество несвоевременно оплаченных кредитов. Второе — попытка поймать рыбу в мутной воде: заемщики начнут злоупотреблять неуверенным отношением банков в меняющейся ситуации», — уверен Терехов.

Если возвращаться к объемам резервов, то увеличение произойдет не на порядок: в среднем по прошлому году процент зарезервированного портфеля увеличился на 5–7%, официальный прогноз на этот год — увеличение резервов до 10% от портфеля. «По моим оценкам, рост будет более существенным — резервы вырастут до 15–17% в зависимости от банка. Любые дальнейшие резервы будут изменять размер капитала или норматив достаточности капитала. Механизм передачи субординированных займов пока отсутствует. Думаю, что взаимоотношения будут строиться по принципу «давайте попробуем снизить давление на капитал через докапитализацию либо через упрощение механизма по созданию резервов (перенос в будущие периоды — это и есть контрциклическое регулирование по сути)», — указывает Терехов.

Ольга АДАМЧУК

Деньги дорожают финарена.

Российская газета: Деньги дорожают

Грозит ли нашей банковской системе дефолт, как в 1998 году? В какие кредитные организации лучше вкладывать деньги? Об этом “РГ” рассказал президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян.

Последние события на финансовом рынке как-то охладили желание класть сбережения на депозиты, даже с учетом повышения ставок. И все-таки, Гарегин Ашотович, в какие банки лучше нести деньги, а какие обходить стороной?

Гарегин Тосунян: Есть, например, много маленьких частных банков, которые давно работают без шума и пыли и имеют хорошую репутацию.

А думать, если банк крупный, с государственным или иностранным участием, то он устойчивый — это неверный посыл. Признаком надежного банка является отсутствие проблем с ликвидностью и негативной информации о ситуации в кредитной организации. Впрочем, по вкладам — можно абсолютно не бояться размещать сумму до 1,4 миллиона рублей в любом банке.

С весны рубль обесценился более чем в полтора раза. Есть ли резон гражданам переводить свои рублевые накопления в валютные вклады?

Гарегин Тосунян: Если граждане планируют тратиться в иностранной валюте, то резон делать это есть.

Чтобы рынок не тормозил и развивался, вклады в банках должны расти на 20-40 процентов в год. А не 9-10 процентов, как сейчас

В прошлом году власти прогнозируют рост вкладов физлиц на уровне 7-9 процентов, а в 2015 году ожидается их ускорение до 10 процентов. Вы довольны этой статистикой?

Гарегин Тосунян: Нельзя быть удовлетворенным сегодняшними темпами прироста депозитов: для того чтобы рынок не тормозил и развивался, такая динамика должна быть на уровне 20-30 или 40 процентов.

Каковы могут быть ставки по потребительским кредитам? Какие факторы повлияют на них?

Гарегин Тосунян: Главный фактор — кредитно-денежная политика. Недавно ЦБ повысил ключевую ставку до 17 процентов. Последствия этого мы увидим. По необеспеченным кредитам банкам не будет выгодно работать по ставке ниже 25-30 процентов.

Можете ли привести примеры поведения граждан в нынешних условиях, которое можно назвать финансово неграмотным? Какие действия граждан “раскачивают лодку” в этой непростой экономической ситуации?

Гарегин Тосунян: Я не склонен упрекать граждан в “раскачивании лодки”, они же не виноваты в том, что происходит. Но при панике они только потеряют. Не играйте на валютных курсах!

Министр финансов Антон Силуанов сказал, что курс рубля будет зависеть от нефтяных котировок. А вы следите за ними?

Гарегин Тосунян: Конечно, слежу. Без этого сейчас работать невозможно.

И какие еще проблемы вас сегодня тревожат, какие вопросы отнимают больше всего сил и времени?

Гарегин Тосунян: Наша главная задача остается прежней: выявлять и актуализировать проблемы регулирования нашей отрасли и экономики в целом. Обсуждать проблемы не отдельно взятых игроков, но в совокупности корпоративные проблемы нашей сферы.

Сегодня нас больше всего беспокоят неопределенные ожидания в условиях, когда мы имеем сложную макроэкономическую и геополитическую обстановку, обстановку на валютном рынке, его турбулентность. Такая обстановка уже стала естественной для нас, но нежелательной.

Как вы в целом оцениваете устойчивость нашей банковской системы? Как в дефолтном 1998 году?

Гарегин Тосунян: Нынешнее состояние банковской системы с 1998 годом сравнивать вообще нельзя, это небо и земля, сравнение некорректно. Устойчивость стала значительно выше.

Я часто иронизирую, что она увеличилась по той причине, что сильнее стали те игроки, которые выжили и в 1998 году, и в 2008 году, а кто не выжил — тот не выжил… С одной стороны, это ирония, с другой — объективная реальность. Те, кто выжил, приобрели больший иммунитет. Система гораздо более устойчиво реагирует и на события, подобные тем, что случились и в 2008 году.

Но если брать динамику макроэкономических показателей за посткризисные годы, то она напоминает “шагреневую кожу”. И по индексу промышленного производства, и по товарообороту, и по грузообороту. Все эти показатели сжимались. Это означало, что нет динамики развития производства, промышленности, сельского хозяйства, и с этим надо что-то делать.

Мы давно уже ставим вопрос о том, что сжатие кредитного и финансового рынков является причиной сокращения экономических показателей. С нашей точки зрения, не нужно ограничивать темпы роста этих секторов, так как в результате мы получаем не просто инфляцию, а уже инфляцию в сочетании со стагнацией — стагфляцию, которая является худшим вариантом развития экономики.

У вас есть претензии к действиям Центробанка?

Гарегин Тосунян: Банки давно уже поняли, что действия ЦБ — не шутки, не эпизод, а долгосрочная планомерная политика. Игнатьев делал это мягко, постепенно, Набиуллина — более жестко. Но это понятная банкирам последовательная политика, тут возможностей для маневров остается все меньше.

Но такая политика вызывает психологические проблемы, воспринимается многими как избыточное администрирование. Здесь довольно болезненные издержки. Мы как лоббисты ставим вопрос: это правильно, что должна повышаться ответственность банков за свои действия, но простите, а где ответственность самого регулятора? У него достаточно полномочий, чтобы, повышая ответственность самих банков, на ранней стадии выявлять проблемы, не доводя дело “до казни”, то есть до лишения лицензий. Регулятор, наверное, должен чаще применять меры дисциплинарного воздействия, восстанавливающие экономическое состояние банка и устраняющие поводы для беспокойства.

В конце прошлого года один из депутатов направил запрос в Генпрокуратуру по поводу ответственности ЦБ за ослабление рубля. Считаете ли вы такие обвинения справедливыми?

Гарегин Тосунян: Я не разделяю такую критику в отношении ЦБ, прокуратура здесь вообще ни при чем. Надо отказаться от поиска ведьм и врагов, такие действия неуместны. И нападки на ЦБ совершенно неоправданны.

ЦБ настойчиво проводит свою политику. Да, может быть, плавающий курс рубля надо было вводить в 2006-2007 годах или в 2012 году, когда была более благоприятная конъюнктура экономики, нефтяного и валютного рынков. Но если запланирован переход к плавающему рублю, его надо было реализовывать. В этом вопросе ЦБ последователен, отказываясь от валютного коридора. Индикатор плавающего курса даст игрокам понимание объективной картины состояния экономики. Это как если бы термометр показывал температуру лишь в ограниченном диапазоне градусов, ты не будешь иметь объективной картины состояния организма. Это я про валютный коридор. Поэтому действия ЦБ последовательны.

Что может сделать банковская отрасль для разогрева и ускорения экономики?

Гарегин Тосунян: Банковские ресурсы должны стать основой инвестиционной активности. Особенно в отношении основных фондов, которые у нас устарели, а также в отношении инфраструктуры, которая недоразвита.

Банки должны увеличивать динамику кредитования инфраструктурных проектов. У нас инвестиционные кредиты в совокупности активов банков составляют меньше 2 процентов, в то время как в нормальных странах этот показатель превышает 25 процентов.

Но банки не могут формировать ресурсы для такого кредитования с потолка.

А как решить проблему дефицита средств, возникшую после введения санкций?

Гарегин Тосунян: Если мы будем стимулировать внутренний рынок, то свои накопления люди будут “распихивать” не по подушкам и матрасам, а пускать их в оборот через банковские депозиты. А рассчитывать, что за счет переориентации с Запада на Восток в наши банки хлынет поток денег, вряд ли стоит.

Тем временем

Российские банки перед новым годом практически перестали выдавать кредиты заемщикам без кредитной истории. Об этом говорится в обзоре Национального бюро кредитных историй (НБКИ).

Эксперты полагают, что эта тенденция будет актуальна и в наступившем году.

По словам директора по маркетингу НБКИ Алексея Волкова, в декабре банки практически свели к минимуму выдачу кредитов и займов гражданам, не имеющим опыта их обслуживания, то есть без кредитной истории. При этом заемщики с хорошей кредитной историей кредиты получить смогли.

“В условиях ослабления курса рубля и высокой ключевой ставки Банка России тенденция повышения роли кредитной истории в розничном кредитовании в дальнейшем будет только нарастать, — полагает Волков. — Заемщики, ранее добросовестно погашавшие свои долговые обязательства, будут иметь серьезные преференции при обращении за новыми кредитами. По сути, положительная кредитная история будет являться одним из главных условий при выдаче кредита”.

По данным НБКИ, в декабре кредиторы передали в бюро информацию о почти 200 тысячах новых заемщиков. Это почти в 5 раз меньше показателей декабря 2013 года.

Ярослав НИКОЛАЕВ