Власть: Валютное наступление

Уходящий год оказался неудачным для мировой экономики — и особенно для экономики России. Она продемонстрировала невероятное падение курса рубля, резкий скачок инфляции и полное прекращение экономического роста.

Официальный курс доллара 31 декабря 2013 года составлял 32,72 руб. ЦБ в прошлом году часто приходилось сдерживать рост американской валюты с помощью значительных валютных интервенций. Иностранцы не вкладывали деньги в Россию, а предпочитали их выводить (как, впрочем, и из других развивающихся стран). В январе рубль начал слабеть: доллар за месяц подорожал на 2 руб. Игроки на российском валютном рынке убедились, что играть против рубля можно, несмотря на значительные интервенции российского ЦБ. При этом нефтяные цены, определяющие курс российской валюты, в январе оставались на сверхвысоком уровне.

В феврале игроки на валютном рынке продолжили действовать против рубля, и доллар превысил планку в 35 руб. К концу месяца игроки, казалось, совершенно забыли про нефтяные цены и стали уделять внимание экономическому и долговому кризису на Украине, где курс гривны упал до рекордно низкого уровня. Что выглядело как очередное подтверждение рискованности вложений в валюты развивающихся стран.

Для игры против рубля спекулянты использовали любые поводы. В частности, известие о том, что ЦБ к 2015 году планирует завершить переход к инфляционному таргетированию, полностью отказавшись от интервенций для управления валютным курсом и сосредоточившись исключительно на сдерживании роста потребительских цен. Хотя ЦБ заявил, что оставит за собой право осуществлять интервенции для сглаживания чрезмерных колебаний валютного курса, если их масштабы будут угрожать финансовой стабильности в России. Зампред ЦБ Ксения Юдаева объяснила это так: “Слово “правила” по определению означает, что будут автоматические интервенции. Хотя с точки зрения экономической теории в отношении курса правил во многих случаях лучше не иметь, мы убедились, что в нашей стране лучше действовать по правилам, во всяком случае в ближайшее время”.

По состоянию на 27 марта курс доллара составил 35,58 руб. С самого начала марта доллар резко вырос — игроки на валютном рынке сыграли на ситуации вокруг Украины, на оттоке иностранного капитала с российского фондового рынка, вызвавшем резкое падение котировок акций. ЦБ продемонстрировал способность осуществлять массированные интервенции для поддержания курса рубля: за месяц он продал $24,8 млрд.

К концу марта спекулянты решили, что доллар достаточно подорожал для того, чтобы его продавать. И начали находить причины для продажи: ситуация вокруг Украины несколько успокоилась, российский ЦБ действует решительно, пришла пора для уплаты налога на прибыль, а для этого требуются рубли. Да и вообще, можно вспомнить о том, что мировые цены на нефть по-прежнему находятся на сверхвысоком уровне. Если все продают доллары и покупают подешевевшие рубли, то необходимо следовать общему примеру.

В июле доллар подорожал почти на 5%, достигнув 35,62 рубля. При этом значительную роль сыграл отток капитала с российского рынка акций. Игроки на этом рынке особое внимание обратили на повышение российским ЦБ процентной ставки сразу на 50 базисных пунктов и сочли, что это должно отрицательно сказаться на биржевых котировках. Совет директоров Банка России 25 июля сообщил о решении повысить ключевую ставку с 7,5% до 8% годовых, отметив, что темпы инфляции падают медленнее прогнозов. ЦБ продолжит ужесточать денежно-кредитную политику в случае сохранения инфляционных рисков на высоком уровне, говорилось в заявлении банка.

В августе игроки на валютном рынке исходили из того, что ЦБ будет считать, что ослабление национальной валюты вызвано объективными причинами вроде оттока иностранного капитала, а не игрой спекулянтов на понижение. Российские власти также отмечали, что ослабление национальной валюты является фактором ограничения импорта, делая более логичной политику импортозамещения, и это может ускорить российский экономический рост. Днем 28 августа курс доллара доходил до 36,8 руб. Игроки на российском валютном рынке рассуждали о геополитической напряженности в связи с ситуацией на Украине и необходимости покупать доллары как безопасный актив.

На этом фоне в августе российские власти ввели годовой запрет на импорт некоторых продовольственных товаров из стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии.

Сентябрь начался с курса 37,3 руб./$. К 16 сентября за семь дней рубль подешевел на 5% (хотя нефть на мировом рынке подешевела всего на 1,5%), и в этот день курс доллара достигал рекордных 38,93 руб. Российский ЦБ сразу же объявил о запуске операций “валютный своп” сроком на один день по продаже долларов за рубли с последующей покупкой, ограничив объем $1 млрд для расчетов “сегодня/завтра” (today/tomorrow) и вдвое больше — для расчетов “завтра/послезавтра” (tomorrow/spot). Ставка по рублевой части сделки установлена на 1 процентный пункт ниже ключевой и составила 7% годовых, по долларовой части сделки — 1,5% годовых.

Ослабление рубля относительно американского доллара происходило вместе с ослаблением валют других развивающихся стран. К середине месяца рубль подешевел относительно доллара на 4,1%. Курс бразильского реала опустился на 4,4%, большинство валют других развивающихся стран подешевели на 0,5-2,8%. Игроки на мировом валютном рынке продолжали считать, что ФРС ужесточит денежную политику и это сделает вложения в доллары более привлекательными, чем в нестабильные валюты развивающихся стран.

А 30 октября торги на российском валютном рынке начались с того, что доллар достиг абсолютного максимума: 43,66 руб./$. ЦБ провел интервенции в защиту рубля не менее чем на $2 млрд (общий объем интервенций с начала месяца превысил $30 млрд). И около полудня евро и доллар начали резкое падение — доллар отступал до 41 рубля. Такого стремительного падения не было на российском валютном рынке с 1998 года.

Курс доллара 28 ноября составлял 47,66 руб. В ноябре российский ЦБ отказался от валютного коридора, при этом подчеркнув, что интервенции в поддержку рубля будут проводиться неожиданно. Кроме того, российские власти вновь дали понять, что падение рубля может быть обусловлено интересами конкурентоспособности и импортозамещения. Российские граждане всерьез стали обсуждать возможность роста доллара до 50 руб.

Произошедшее в декабре превзошло все ожидания граждан. В ночь с 15 на 16 декабря ЦБ повысил ставку сразу на 6,5 процентного пункта до 17% годовых. 16 декабря курс доллара в ходе торгов превысил 80 рублей — день закончился с курсом около 70 рублей.

Девальвация рубля в 2014 году не помогла российскому экономическому росту. Если в начале года МВФ прогнозировал России рост ВВП на 1,5%, то уже в мае снизил прогноз до 0,2%, отметив, что в экономике нашей страны вообще началась рецессия.

Помешало падение курса рубля и борьбе с инфляцией. Власти предполагали снизить ее до 5%, но уже в первые месяцы стало ясно, что инфляция не ниже, а выше прошлогодней — к 15 декабря цены выросли уже на 9,4% с начала года. Российские торговцы восприняли эмбарго на продовольственный импорт не столько, как сигнал к импортозамещению, сколько как сигнал к свободному и эффектному повышению цен. Впрочем, в конце года власти продолжали говорить о том, что стремятся в течение обозримого будущего снизить инфляцию до 4%.

С экономическим ростом в 2014 году проблемы возникли не только в России, но и во всем мире. В декабре ОЭСР — организация, объединяющая индустриальные страны, обнародовала новый прогноз роста экономики в индустриальных странах: 1,8% в 2014 году и 2,3% в 2015 году. В обоих случаях это на 0,5 процентного пункта меньше, чем прогнозировалось в мае нынешнего года. При этом ОЭСР предсказала, что в следующем году рост замедлится на 0,17 процентного пункта в Великобритании, на 0,15 процентного пункта в Японии и на 0,08 процентного пункта — в США.

В свою очередь МВФ в очередной раз понизил прогноз мирового экономического роста: на 0,4 процентного пункта, до 3,3%. Такие темпы развития в мировой экономике по традиции считаются очень приличными.

В начале нынешнего года МВФ впервые за два года пересмотрел предыдущий прогноз в сторону повышения, до этого прогноз лишь понижался, а фонд каждый раз объяснял, что ситуация в мировой экономике оказалась хуже, чем считалось. Фонд увеличил свой прогноз на 2014 год на 0,1 процентного пункта по сравнению с предыдущим вариантом — до 3,7%. Главным источником роста в 2014 году, по мнению фонда, должны были стать индустриальные страны. Развивающиеся же страны, обеспечивавшие рост в 2008-2011 годах, столкнутся с необходимостью бороться с продолжающимся оттоком иностранного капитала и снижающейся конкурентоспособностью. Среди индустриальных стран рост в США, как предполагалось, составит 2,8%, в странах еврозоны — 1%, в Японии — 1,7%. В ведущих развивающихся странах показатели ожидались следующими: Китай — 7,5%, Индия — 5,4%, Россия — 2%.

Уже к осени стало очевидно, что оптимистические прогнозы не сбылись. США в первом квартале вместо экономического роста показали падение на 2,1% в годовом исчислении. Во втором квартале в Японии ВВП упал на 6,8%. В первом квартале в странах еврозоны ВВП вырос на 0,2%, а во втором перестал расти. При этом ВВП Нидерландов и Португалии, который в первом квартале снизился, продемонстрировал некоторый рост: на 0,5% и на 0,6% соответственно. Рост экономики Испании, который в первом квартале составил 0,4%, ускорился до 0,6%. Зато три страны с самой большой экономикой в еврозоне во втором квартале испытали спад: Италия — на 0,2%, Франция — на 0,1%, Германия — на 0,2%.

По мнению британского еженедельника The Economist, “спад в Германии может быть вызван какими-то временными факторами, так как работники стали чаще брать после праздников дополнительные выходные. Немецкое производство также пострадало из-за резкого сокращения строительных работ, которые были начаты в первом квартале из-за необычно теплой погоды. Этот эффект также может быть временными. Однако напряженность в отношениях между Европой и Россией относительно Украины и вводимые санкции способны отрицательно повлиять на немецкий рост в последующие месяцы. В любом случае новые данные о ВВП в еврозоне свидетельствуют о том, что ее экономика находится на неправильном пути, не в последнюю очередь потому, что она слишком полагается на Германию”.

Кроме проблем с ростом в еврозоне росли в 2014 году проблемы с инфляцией (точнее с дефляцией). Инфляция в июле сократилась до 0,4% — при том, что официальной целью ЕЦБ является 2%. Такая низкая инфляция, грозящая перейти в дефляцию, значительно осложняет положение с долгами — государственными и частными, которые в странах еврозоны чрезвычайно высоки. Из-за дефляции будут падать доходы, между тем как сумма долгов останется прежней, так что обслуживать и погашать эти долги станет затруднительным.

ЕЦБ объявил, что будет стимулировать экономический рост в еврозоне с помощью льготного кредитования банков, которые докажут, что сами в свою очередь тратят деньги на кредитование экономики. Однако европейские банки находятся в плохом финансовом состоянии, и расширить кредитование им будет непросто. В свою очередь последовать примеру американской ФРС и просто печатать деньги для покупки финансовых активов ЕЦБ не спешит, указывая, что для начала Италия и Франция должны провести структурные реформы.

Таким образом, в начале года все ожидали, что 2014-й окажется лучшим, чем все предыдущие годы, так как спустя пять лет после кризиса 2008-2009 года меры господдержки экономики должны были дать результат и производители почувствовать уверенность. Производители прогнозам не поверили, уверенности не почувствовали, и нынешний год оказывался не лучше, а хуже предыдущих.

В 2014 году произошла перестановка в рядах тех, кого в сентябре прошлого года инвестиционный банк Morgan Stanley назвал хрупкой пятеркой развивающихся стран, в которую вошли Бразилия, Индия, Индонезия, ЮАР и Турция. Имелось в виду, что сочетание высокой инфляции и дефицита текущего платежного баланса является свидетельством того, что их экспорт стал слишком дорог, поэтому валюты этих стран должны упасть еще больше. В Индонезии, ЮАР, Бразилии и Турции с тех пор курс валют действительно упал примерно на 5%. Зато в Индии он, напротив, вырос на 10%.

Бразилию, Индию, Индонезию, ЮАР, Турцию и Россию объединяют необыкновенно высокая по западным меркам инфляция и наличие бюджетного дефицита. К тому же во всех этих странах в отличие от индустриальных стран сейчас довольно высокие темпы экономического роста — кроме Бразилии и России, в которых рост практически отсутствует.

Из всей шестерки стран Индия и Индонезия выглядят лучше остальных. В Индии растет курс национальной валюты, а также сокращается бюджетный дефицит. В Индонезии курс рупии несколько упал, однако у нее инфляция ниже, чем у остальных, а экономический рост находится на довольно высоком уровне, лишь несколько уступая индийскому.

В Турции и в ЮАР дефицит платежного баланса больше, чем у других, а Турция среди шести стран является лидером по уровню инфляции. Однако резкое падение мировых цен на энергоносители может помочь снизить инфляцию и ускорить экономический рост в Турции, где на нефть и газ приходится 60% энергопотребления, при этом 90% из них импортируется. В ЮАР забастовки, мешавшие экспорту минеральных ресурсов, прекратились, и экономический рост в следующем году может составить 2,5%.

В то же время в глазах иностранных инвесторов Бразилия и Россия выглядят хуже остальных. Курсы и реала, и рубля достигли исторических минимумов (если сравнивать ноябрь с августом нынешнего года, то в Бразилии курс реала упал на 10%, а в России курс рубля — на 20%), и обе страны находятся в состоянии стагфляции: сверхвысокая инфляция сочетается с отсутствием экономического роста. Обе страдают от падения мировых цен на нефть, особенно Россия, являющаяся крупнейшим в мире ее производителем, а Бразилия — еще и от падения мировых цен на сахар и соевые бобы.

В Бразилии госрасходы в последние годы растут в два раза быстрее, чем доходы,— происходит наращивание бюджетного дефицита и госдолга. В России санкции привели к ограничению доступа на мировой рынок капитала, а эмбарго на импорт продовольственных товаров из стран, применяющих санкции, вызвало рост внутренних цен.

В борьбе с безобразно высокой инфляцией власти и в России, и в Бразилии прибегают к жесткой денежной политике: в октябре российская процентная ставка ЦБ была повышена до 9,5%, а бразильская — вообще до 11,5% (в декабре Россия этот показатель далеко превзошла). Это затрудняет обслуживание долгов банками в обеих странах. И Россия, и Бразилия имеют значительные золотовалютные резервы, но они за последний год сократились на $100 млрд. При этом местные компании, банки и предприятия должны в ближайшие месяцы выплатить своим иностранным кредиторам значительные суммы.

Таким образом, иностранные инвесторы не ждут от России и Бразилии в следующем году вообще никакого экономического роста — их предпочтения в выборе перспективных развивающихся стран в очередной раз изменились.

В 2014 году очень хорошие показатели имел фондовый рынок США — благодаря тому, что американская экономика росла значительно быстрее экономики стран еврозоны. Рынок нефтяных фьючерсов в 2014 году пережил настоящий кризис — игроки на этом рынке сочли, что ужесточение политики ФРС удорожает доллар и лишает нефтяной рынок изобилия дешевых денег. А в условиях медленного роста мировой экономики большого спроса на нефть быть не может.

Сергей МИНАЕВ