Российская газета: Три сценария от Улюкаева

Сенаторы предлагают разработать доктрину экономической безопасности России, а спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригрозила чиновникам персональной ответственностью за затягивание значимых решений в условиях санкционного давления.

Вчера в верхней палате парламента прошли парламентские слушания, посвященные мерам по предупреждению рисков, стоящих сейчас перед экономикой страны, и первоочередным задачам экономического развития.

В сложившихся условиях, уверена спикер СФ, нужно уделять приоритетное внимание ключевым отраслям. “Это касается агропромышленного комплекса, фармацевтики, медицинской промышленности и других, — перечислила Матвиенко. — Устойчивое экономическое развитие государства и обеспечение его экономической безопасности возможно лишь при существенном увеличении объемов продукции внутри страны. Это не какая-то теория, это исконно российское стремление к достатку и состоятельности”. Сегодня это стремление выражено в программах импортозамещения по отдельным отраслям экономики.

Свою роль в этом процессе могли бы сыграть тысячи новых малых предприятий, которые, подчеркнула председатель палаты, зачастую служат двигателями инноваций и производства новой продукции, а также стимулируют создание новых рабочих мест и рост производительности труда. Тут она напомнила об опыте США, где множество частных фондов инвестируют именно в малый бизнес.

Бизнес поддержал ЦБ — за то, что регулятор перешел на практику свободного курса рубля

– Очень важно оптимизировать развитие малого и среднего бизнеса, хотя эта тема стала напоминать любимую в народе песню “Дубинушка”: из года в год звучит призыв “Эй, ухнем!”, а затем следует ожидание, когда все пойдет само, — заявила Валентина Матвиенко.

Это спикера СФ совершенно не устраивает. “Сегодня нет дефицита понимания ситуации”, — уверена она. Зато есть проблемы с принятием оперативных решений. “К сожалению, решения не принимаются. Они затягиваются в обсуждениях, в согласованиях”, — констатировала Матвиенко и предложила перейти к персональной ответственности руководителей разного уровня за результаты работы.

Сенаторы предлагают пойти по тому же пути, что и в случае с продовольственной безопасностью, и принять доктрину экономической безопасности, где будут прописаны группы товаров, которые должны в основном производиться отечественными предприятиями, и критерии их поддержки. Но и без подобных документов сенаторы обещают чиновникам свое особое внимание. “Алексей Валентинович (Улюкаев. — Прим. “РГ”), дорогие министры, мы возьмем это под жесткий контроль”, — пообещала Валентина Матвиенко.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев напомнил три основных сценария, влияющих на российскую экономику. И дело не только в геополитике и санкциях, но также в серьезном структурном кризисе в самой экономике страны.

При этом экономика продолжает демонстрировать незначительный рост. “В этом году надеемся, что темпы роста будут не меньше, чем прогнозируемые, то есть 0,5 процента, а скорее всего, будут темпы немножко больше. На сегодняшний день мы имеем 0,8 процента”, — сообщил министр.

Негативное влияние несет в себе ускорение инфляции в этом году. Оно сводит на нет рост номинальных зарплат и доходов граждан. Кроме того, такая инфляция заставляет власти ужесточать денежно-кредитную политику. “Мы вошли в этот год с уровнем процентных ставок Банка России 5,5 процента, завершаем год с ключевой ставкой 9,5 процента. Почти удвоение, — отметил глава минэкономразвития. — Это те 4 процента, которые, безусловно, перекладываются на конечных заемщиков, и кроме того, создают дополнительные риски, потому что возникает у банков неуверенность в том, что заемщик в состоянии кредит использовать, кредит обслужить. А это увеличивает требование по созданию резервов, что давит на капитальную базу банков, тем более осложняя ситуацию”.

Экономике же для роста нужно, чтобы банки продолжали ее кредитование. Для этого, посчитали в минэкономразвития, требуется обеспечивать рост кредитного портфеля банков на уровне не менее 15 процентов в год в номинальном исчислении. “Мы сейчас рассматриваем механизм по увеличению капитала банков, прежде всего за счет средств Фонда национального благосостояния, — рассказал Улюкаев. — В основном этот механизм может быть использован для банков с государственным участием”. Он позволит создать дополнительный ресурс по увеличению кредитного портфеля банков темпами порядка 5 триллионов рублей в год.

За повышение ставки Центробанк выговаривали и губернаторы, и эксперты. А вот бизнес отчасти поддержал ЦБ — за то, что регулятор перешел на практику свободного курса рубля. Правда, у бизнеса свои опасения. В частности, постоянные разговоры о возможном изменении налоговой нагрузки. Спикер СФ в этой связи заявила о необходимости моратория на такое повышение для всех видов бизнеса.

Владимир КУЗЬМИН