Могут ли симулякры денег быть средством накопления? | Банки и Финансы

Могут ли симулякры денег быть средством накопления?

Могут ли симулякры денег быть средством накопления?

На примере РФ впервые рассмотрен процесс «накопления» симулякров денег в наличном и безналичном виде, основные факторы уменьшения суммарного объёма совокупного потребления товаров как закономерного следствия «накопления» симулякров денег и их «сохранения» от использования на потребление, место и роль банковских операций с симулякрами денег в РФ в процессе воспроизводства общественного капитала.

Условия превращение титулов потенциальных прав на любые товары вообще в актуальные (реальные) права собственности на конкретные товары.

В предыдущих статьях нами установлено, что симулякры денег товаром не являются и стоимости не имеют, но являются обезличенными универсальными талонами (титулами) прав требования любых товаров в количествах, определяемых симулякрами цен соответствующих товаров в момент их требования текущим владельцем валюты.

До момента предъявления (независимо от способа и формы предъявления) симулякров денег их текущим владельцем текущему владельцу конкретного товара (включая работу или иную услугу) находящиеся на руках симулякры денег удостоверяют только наличие эвентуальных (потенциальных) прав требования товаров вообще, всего лишь титулы на которые (на права требования) принадлежат текущему владельцу симулякров денег.

Эти права требования товаров вообще эвентуальны (потенциальны) не только потому, что они (права) не определены ни по качеству (на какой конкретно товар это права требования), ни по количеству (на сколько единиц конкретного товара это права требования). И не только потому, что не определён момент предъявления прав требования на тот или иной конкретный товар, а, стало быть, не определены значения симулякров цен на товары в тот момент, когда будут предъявлены требования на него.

Сумма валюты как величина прав требования на товар эвентуальна (потенциальна) также и не только потому, что самого конкретного товара, на который в будущем будут предъявлены эти права требования, на рынке, вероятно, ещё нет (в отношении работ и иных услуг – однозначно ещё нет). Но и потому конкретная сумма валюты эвентуальна (потенциальна) как права требования на товар, что сами требования на отчуждение конкретного товара владельцем этих эвентуальных прав требования на него ещё не предъявлены владельцу этого будущего конкретного товара. Такой владелец будущего товара актуально вообще ещё не определён, но лишь в будущем может быть определён.

И только в момент заявления требования о присвоении конкретного товара в частную собственность предъявителем необходимой суммы валюты эти эвентуальные (потенциальные) права требования товара вообще (любого товара) превращаются в актуальные (реальные) права требования. Необходимым условием такого требования о частном присвоении конкретного товара, с одной стороны, является предъявление этого требования в адрес конкретного текущего владельца определённого количества этого конкретного товара или уполномоченного им агента.

С другой стороны, необходимыми условиями требования владельца симулякров денег о частном присвоении им конкретного товара является наличие этого конкретного товара в определённое время и в определённом месте, во-первых, а также готовность собственника этого конкретного товара к его отчуждению по соответствующим симулякрам цен, во-вторых. Но о фактическом наличии или надлежащих свидетельствах (гарантиях) наличия данного конкретного товара с определённым качеством и в определённом количестве в определённое время и в определённом месте, а равно и о готовности к его отчуждению собственником этого товара (уполномоченным им агентом) также должно быть заявлено.

Только в таком акте и посредством такого акта отчуждения/присвоения определённого количества конкретного товара эвентуальные (потенциальные) права требования на товары вообще обретают определённость по качеству, количеству, времени, месту и приобретателю. Этот акт отчуждения/присвоения конкретного товара по предъявлении на него прав требования товаров вообще, удостоверенных симулякрами денег, есть акт перераспределения (встречной переуступки) прав частной собственности на конкретный товар и на конкретную сумму единичных талонов (титулов) прав требования товаров, определённую симулякром цены этого товара.

Чем в действительности является накопление наличных симулякров денег?

Основываясь на «очевидных истинах», подтверждаемых постулатами современных экономических школ всех мастей, пропаганда утверждает, что граждане, организации и государственный бюджет, не расходуя все полученные ими «денежные доходы», но «сберегая» их тем или иным способом, тем самым осуществляют накопление капитала. Но так ли это в действительности?

Рассмотрим сначала «сбережение» наличных симулякров денег в любом их национальном виде, то есть рассмотрим накопление наличной валюты «на руках».

Говорить о том, что таким способом накапливается или сохраняется капитал, нет никаких оснований вообще, ибо капитал – это стоимость, по своей общественной природе не только способная, но и неотвратимо, неудержимо стремящаяся к самовозрастанию по своей величине. И даже о накоплении сокровища здесь нет никаких оснований говорить, ибо сокровища по своей общественной природе есть одна из вещных форм бытия стоимости до её превращения в капитал. А симулякры денег стоимостью не являются.

Накопление наличной валюты, прежде всего, есть не более чем накопление наличных (фактически имеющихся как таковые) талонов (титулов), удостоверяющих эвентуальные (потенциальные) права требования товаров вообще для их (товаров) частного присвоения, потенциально возможного в будущем.

Накопление наличных симулякров денег, далее, есть акт ограничения потребления текущего владельца этой (накапливаемой) суммы наличных талонов прав требования товаров вообще, совершаемого (ограничения потребления) им самим в отношении самого себя и персонифицируемой им корпорации (домашнего или иного хозяйства). Это вроде бы не имеет никакого непосредственного отношения к определённому количеству конкретных товаров, уже имеющихся на рынке или пока только ещё производимых для будущих поставок вероятным потребителям, опосредствуемых конъюнктурой рынка.

Однако сам факт ограничения потребления совокупностью текущих держателей наличных симулякров денег есть акт отказа от потребления товаров, имеющихся на рынке здесь и сейчас, во-первых. И акт такого отказа от потребления наличных товаров в тех количественных пропорциях этих товаров, которые могли бы быть потреблены всей совокупностью текущих владельцев «сбережённой» валюты, если бы они не отказались от потребления здесь и сейчас, то есть если бы они не «сберегли» эти суммы валюты.

Этим обусловлено уже отнюдь не эвентуальное (потенциальное), но вполне актуальное (реальное) избыточное предложение (перепроизводство) соответствующих товаров в эвентуально определённых количественных пропорциях этих товаров, во-первых. Во-вторых, этим же самым актом совокупного «сбережения», следовательно, ограничено производительное потребление всех товаров по всем технологическим цепочкам и в тех пропорциях, которые определены эвентуальными пропорциями перепроизводства (избыточным предложением) и технологическими пропорциями производства товаров, потребительский спрос на которые снижен совокупным «сбережением» наличной валюты.

Кроме ограничения своего потребления, «накопители» наличных симулякров денег «под матрасом» неизбежно получают снижение так называемой «покупательной способности» той суммы симулякров денег, которую они «сберегают под матрасом». Эта так называемая «покупательная способность» снижается пропорционально величинам симулякра инфляции и симулякра ссудного процента (банковской ставки по депозитам).

Выигрывают ли они что-либо, и если да, то тогда что именно выигрывают они от такого «сбережения» наличных симулякров денег – к этому вернёмся после того, как рассмотрим все иные формы и способы «накопления» симулякров денег (= валют во всех видах).

Но уже сейчас следует отметить тот факт, что по оценкам экспертов ныне в РФ на руках в качестве «резервов» в пересчёте на рубли РФ хранится порядка 4-5 трлн., если не более. По меньшей мере, это свидетельствует о существенном уровне недоверия населения банкам РФ и государству в целом в силу высоких актуальных рисков утраты симулякров денег, формально принадлежащих населению, но размещённых на банковских счетах.

Ограничения и риски «накопления» безналичных симулякров денег их вкладчиками.

Безналичные симулякры денег, «хранящиеся» на банковских счетах, а равно и на счетах учреждений казначейства (средства бюджетов всех уровней), точно так же, как и наличные симулякры денег, являются эвентуальными (потенциальными) правами требования товаров вообще независимо от того, на каких счетах (депозитных, расчётных или иных) сделаны записи об их наличии.

Однако безналичные симулякры денег, числящиеся на расчётных и аналогичных им банковских счетах, становятся реальными (актуальными) правами требования лишь в момент исполнения банком (казначейством) платёжного поручения или банковского чека, данного владельцем соответствующего счёта. Но так это лишь тогда, когда и если иной момент перехода прав частной собственности на данный товар не установлен законом или условиями договора (контракта) между соответствующими контрагентами.

Изменение формы безналичных симулякров денег ничего не изменяет в том, что они являются эвентуальными (потенциальными) правами требования товаров вообще для их (товаров) частного присвоения, потенциально возможного в будущем.

Во всех случаях «обналичивания» безналичных симулякров денег также никакого превращения эвентуальных (потенциальных) прав требования товаров в реальные права не происходит. В то же время этим снимаются риски не получения, неполного и несвоевременного получения в своё распоряжение симулякров денег, вложенных на счета в банках, во-первых. А также осуществляется вывод заинтересованными в этом лицами процесса пользования симулякрами денег из-под контроля (государственного и банковского) и, в той или иной части, уменьшение налогового бремени, во-вторых.

Вот теперь можно переходить к рассмотрению того, что происходит в случае «сбережения» симулякров денег посредством их вложения на депозиты в банках, а также и во всех иных случаях «безналичного хранения» симулякров денег на счетах, открытых в банках и учреждениях казначейства.

Текущий владелец депозита в банке точно так же, как и «накопитель» наличных симулякров денег «под матрасом», ограничивает своё потребление (потребительное производство или производительное потребление – это сейчас не имеет значения).

В «награду» за такое ограничение своего потребления вкладчик получает номинальное увеличение суммы вклада на депозите пропорционально симулякру ссудного процента (ставки банка по депозитам) за весь срок «хранения» номинально принадлежащей ему суммы  валюты на депозите в банке. Кроме этого, владелец депозита в банке получает также и «гарантии государства» в сохранении номинальной суммы своего вклада в случае, когда и если банк обанкротится, но не выше установленной государством суммы.

Никакого увеличения капитала здесь не происходит, и происходить не может, ибо симулякры денег стоимости не имеют вообще от слова совсем, а посему изменение их суммы никакого влияния на изменение величины стоимости не оказывает – эти два «пространства» («пространство» стоимости и «пространство» симулякров денег) непосредственно внутри банковской системы абсолютно не пересекаются.

Депозиты в банках ничего не изменяют в том, что вложенная на них всеми вкладчиками совокупная сумма валюты является суммой титулов (талонов) эвентуальных (потенциальных) прав требования товаров вообще для потенциально возможного в будущем частного присвоения каких-либо товаров предъявителями (текущими владельцами) этих безналичных или превращённых в наличные симулякров денег.

Но в отношении вкладчиков этих сумм они (депозиты) изменяют другое – с момента вклада каждый из них не имеет соответствующей суммы валюты на руках и не может, вследствие этого, по своему произволу в любой момент превратить эти эвентуальные (потенциальные) права требования в актуальные (реальные) требования на товары.

Такой «произвол» превращения депозитов (и средств на иных счетах), открытых в банках, в наличную валюту для номинальных владельцев этих депозитов (счетов) ограничен условиями вкладов на депозит, размещением и режимом работы банковских учреждений, коммуникационными, в том числе транспортными, и иными условиями доступа в них для конкретных вкладчиков. Но и это ещё не всё, ибо дополнительно к этому банки могут установить ограничения по срокам выдачи и суммам наличной валюты, выдаваемым единовременно на руки одному текущему владельцу (распорядителю) счета.

Существенным ограничением по депозитам всех видов (особенно в случае паники среди вкладчиков и/или несостоятельности банка) также является и самоё наличие/отсутствие у конкретных банковских учреждений наличной валюты, необходимой для возврата депозитов их вкладчикам по их требованиям.

Иными словами говоря, совокупная сумма этих эвентуальных прав требования на товары у совокупности всех вкладчиков валюты на депозиты в банках как бы есть (потенциально есть), но реально этих прав требования на товары у них уже нет.

Теперь это всего лишь эвентуальное (потенциальное) владение суммой эвентуальных (потенциальных) прав требования на товары, реальное использование которых передано банкам, иначе банки не смогут пропорционально величине симулякра ссудного процента (банковской ставки по депозитам) увеличивать сумму эвентуальных прав требования соответствующих вкладчиков на депозиты.

Собственно необходимость исполнения банками обязательств по увеличению совокупной суммы эвентуальных (потенциальных) прав требования на товары, фактически эвентуальными владельцами которых (эвентуальных прав требования) являются вкладчики симулякров денег на депозиты и иные счета в банках, обусловливает минимизацию совокупной суммы наличной валюты, в каждый текущий момент времени имеющейся во всех банках.

Пределом такой минимизации является средняя совокупная сумма ежедневных выдач наличной валюты банками всем своим клиентам – не только владельцам депозитных счетов, но и заёмщикам, получающим кредиты в наличной валюте, а также всем владельцам расчётных счетов в банках, получающим наличную валюту в банках на цели выдачи её на руки своему персоналу.

Вся наличная валюта, остающаяся у банков в суммах, превышающих ежедневный норматив наличия наличной валюты, подлежит сдаче в соответствующие территориальные учреждения центрального банка с одновременным зачислением соответствующих сумм на корреспондентские счета тех банков, которые сдали эту наличную валюту. Речь идёт о превращении наличной валюты в безналичную валюту, находящуюся в распоряжении соответствующих банков, – в записи на корреспондентских счетах соответствующих банков, открытых в центральном банке.

Когда и если банкам не хватает наличной валюты для удовлетворения нужд текущей операционной деятельности, то они получают наличную валюту из учреждений центрального банка. Однако каждый конкретный банк получает наличную валюту из учреждения центрального банка лишь в пределах тех сумм, которые уже числятся у этого банка на корреспондентском счёте в центральном банке, плюс к ним суммы тех кредитов, которые ему предоставят другие банки или (и) центральный банк, если их предоставят.

Детали и тонкости собственно межбанковских отношений и внутрибанковских операций с наличной валютой нас в рассматриваемом случае не интересуют. О них здесь сказано лишь в самом общем виде и в том минимальном объёме, в каком это необходимо для понимания движения наличной валюты от потребителей товаров, являющихся текущими владельцами наличной валюты, в банки и обратно из банков к потребителям товаров.

Существенным сейчас для нас является осознание того факта, что у банков и учреждений центрального банка наличной валюты в суммах, превышающих нормативно установленный минимум плюс операционный резерв наличности в учреждениях центрального банка, в наличии нет. Но и практической нужды в больших суммах наличной валюты в обычных условиях функционирования экономики также нет.

Совокупная сумма прав требований на товары, которыми эвентуально обладают все текущие владельцы депозитных, расчётных и иных счетов, открытых в банках, в каждый данный момент времени в несколько раз, если не в десятки и сотни раз, превышает совокупную сумму наличной валюты, имеющейся в кассах банков и организаций. Это – обычная, то есть нормальная, ситуация во всех государствах.

Но из этой практики следуют все те ограничения на получение наличной валюты текущими владельцами депозитных, кредитных, расчётных и иных счетов, открытых в банках, а также вытекающие из этих ограничений риски неполучения, неполного или несвоевременного получения наличной валюты на руки, о которых сказано ранее.

Накапливают ли капитал банковские операции с симулякрами денег?

Вот теперь после сделанного отступления можно вернуться к непосредственному рассмотрению того, ведёт ли к накоплению капитала «сбережение» симулякров денег посредством их внесения на депозиты в банках, а также и во всех иных случаях «хранения» симулякров денег на счетах, открытых в банках и учреждениях казначейства.

Такое рассмотрение распадается на следующие разделы: 1) использование банками сумм на депозитах для кредитования клиентов в целях потребления; 2) использование банками сумм на депозитах в операциях с финансовыми инструментами. К первому и второму соответственно примыкают случаи использования бюджетных средств их распорядителями для финансирования производительного потребления и потребительного производства или для финансирования операций с финансовыми инструментами.

Для понимания этих процессов необходимо вспомнить механизм кредитной эмиссии симулякров денег банками. Он рассмотрен нами в начальной статье («Превращение фиктивного финансового капитала в действительный финансовый капитал») части 7-ой цикла статей «Условия и пределы расширения воспроизводства финансового капитала».

Ключевым показателем кредитной эмиссии симулякров денег является так называемый «денежный мультипликатор». Он показывает, во сколько раз в существующих условиях функционирования банковской системы увеличится масса симулякров денег (талонов или титулов прав требования товаров) в результате кредитной эмиссии. По своей величине «денежный мультипликатор» кредитной эмиссии обратно пропорционален величине нормы резервных требований центрального банка и рассчитывается по формуле: Mm = 100 / R, где Mm – «денежный мультипликатор», R – норма резервных требований центрального банка, выраженная в процентах.

Предположим, что совокупная сумма вкладов на депозиты в банках равна 10 трлн. единиц национальной валюты (в РФ сумма средств граждан, «хранящихся» ныне на банковских счетах, почти в три раза больше). Предположим также, что норма резервных требований центрального банка составляет 5 процентов (ныне для банков с универсальной лицензией ЦБ РФ норма обязательных резервов в валюте РФ равна 4,75%). В этом – предполагаемом – случае банки, в которых на депозиты размещены эти 10 трлн. единиц национальной валюты, могут выдать кредиты на максимальную сумму, равную 190 трлн. единиц национальной валюты (10 трлн. х 100 / 5 – 10 трлн.). Таким способом 10 трлн. единиц национальной валюты, которую её совокупные текущие владельцы не использовали на потребление, но вложили в банки на депозиты, вполне могут превратиться максимум в 200 трлн. единичных талонов (титулов) прав требования товаров вообще.

Из этих 200 трлн. единичных талонов (титулов) прав требования товаров, в случае их кредитной эмиссии банками, для банков-эмитентов кредитов по условиям кредитной эмиссии останется «без движения» 10 трлн. национальных единиц симулякров денег. Эти 10 трлн. в таком случае будут зачислены на счета центрального банка, суммами на которых банки, создавшие эти резервы во исполнение требований центрального банка, распоряжаться не могут. Другое дело, что сам центральный банк может использовать эти резервы для кредитования банков и правительства, но механизм и следствия этого кредитования и связанной с ним эмиссии симулякров денег мы оставим без рассмотрения, дабы не усложнять и без того весьма не простой для многих предмет настоящей статьи.

Использование банками симулякров денег, «хранящихся» их клиентами на банковских счетах, для кредитования потребительного производства увеличивает потенциальный спрос на товары, уже имеющиеся на рынке или пока только ещё производимые для будущих поставок вероятным потребителям, опосредствуемых конъюнктурой рынка. К этому кредитованию потребительного производства относится не только так называемое потребительское кредитование во всех его видах и разновидностях, но и кредитование всех выдач наличных и безналичных симулякров денег работникам организаций, начиная с «зарплаты» и заканчивая всеми «стимулирующими» и «социальными выплатами».

Иными словами, в этой части речь идёт о процессе и следствиях, прямо противоположных процессу и следствиям ограничения потребления, осуществляемого посредством «сбережения» населением симулякров денег в наличной форме. И вот здесь существенны масштабы (величины, объёмы) первого и второго, а также пропорции их соотношения.

По данным ЦБ РФ и Национального бюро кредитных историй ныне общая сумма «кредитной задолженности» населения РФ по «телу долга», то есть без учёта начисляемых на долг процентов, превышает 17 трлн. рублей. Это, на первый взгляд, «компенсирует» примерно наполовину (и даже чуть более) «вычет» из суммарного объёма потребления населения РФ вследствие суммарного объёма «сбережений» симулякров денег населением в наличной и безналичной форме. Однако вклады в банках в РФ имеются у одних граждан, а кредиты берут преимущественно совсем другие граждане. По экспертным оценкам более 8 из 10 граждан РФ, если уже не 9 из 10, не имеют вкладов в банках.

Остаются примерно 13-14 трлн. рублей «сбережений» населения РФ в банках, плюс к ним около 2,5 трлн., если не более, ежегодных «выплат» населением процентов по банковским кредитам и 4-5 трлн. «сбережений под матрасом», итого 20-21 трлн. рублей. Именно такая сумма «не компенсирована» потребительским кредитованием, а она примерно равна всей расходной части федерального бюджета или, укрупнённо (для нас здесь существенно понимание порядка чисел, выражающих соответствующие доли), примерно трём четвертям от расходной части консолидированного бюджета РФ.

По данным Национального бюро кредитных историй РФ, граждане РФ по состоянию на конец декабря 2019 года в среднем отдавали банкам в погашение выданных ими кредитов и процентов по ним уже около четверти своей «зарплаты» (24,6%) или около одной пятой от всех своих доходов. А всего за минувший год банковские проценты по кредитам населению составили сумму, вероятно превысившую 2,5 трлн. рублей. Это свидетельствует о том, что ограничение (= минимизация) потребительного производства населения РФ уже не только достигло своего предела, но и пробило уже своё «дно».

Деньги – это не только ставшая самостоятельной стоимость как первоначальная форма капитала, но и средство производства вообще, и средство воспроизводства капитала, в особенности. В отличие от денег, симулякр денег не есть ни стоимость, ни средство производства; он есть всеобщее общественное условие или, иначе, обязательная в данных общественных условиях общественная предпосылка частного присвоения и потребления товаров, а равно и средство частного потребления товаров, включая также и капитал в его товарной форме.

В совокупности общественных отношений между людьми по поводу производства, обмена, распределения и потребления ни для чего другого, кроме выполнения общественной функции обязательной предпосылки и средства частного присвоения и потребления товаров, симулякр денег своей общественной природой не предназначен. То, что симулякр денег – это также и необходимый «инструмент», которым «измеряются» финансово-распределительные рейтинги (симулякры цен) всех товаров, ничего не изменяет в общественных функциях симулякра денег, но лишь следует из них.

Суммарный объём совокупного потребления населения (объём потреблённых товаров, включая работы и услуги) в РФ по итогам 2019 года составил порядка 45-47 трлн. рублей. Наличными и безналичными способами «сбережения» симулякров денег населением суммарный объём совокупного потребления им (населением) товаров сокращён на 20-21 трлн. рублей – это почти половина от фактического объёма всего потребительного производства в РФ. Следовательно, масштаб потребительного воспроизводства населения РФ таким «сбережением» симулякров денег у населения и его кредитованием сокращён почти в полтора раза. По масштабу и объёму это равно «безвозмездному» содержанию примерно (почти) ещё одного такого же государства, как РФ, гражданами которого является кто угодно, но только не граждане РФ. В этих условиях не возможно, чтобы вымирание населения РФ не ускорялось.

Средняя ставка всех кредитов населению в РФ была не менее 15% годовых, официальная «инфляция» за год – ок. 3%, среднегодовая ставка по депозитам в банках РФ не превысила 7%. Сумма на депозитах населения почти в 2 раза превышает сумму кредитов населению РФ. Если для кредитования населения банками использовались лишь суммы, размещённые населением на депозитах, то «процент чистых сливок», снимаемых в свою пользу банками-кредиторами суммарно с депозитов населения и кредитов населению, составляет не менее 2,5% годовых. Банкам РФ такой «бизнес» совсем не интересен.

Если для кредитования населения используются кредиты ЦБ РФ, то среднегодовая ключевая ставка составила около 7%, последовательно уменьшаясь в течение года с 7,75% до 6,25% в начале декабря 2019 года. В таком случае «процент чистых сливок» снимаемых в свою пользу банками-кредиторами с кредитов населению, составляет не менее 5% годовых – это уже вдвое лучше, но всё равно не идёт нив какое сравнение с «нормой прибыли», считающейся «нормальной» крупными и крупнейшими «бизнесменами» РФ (не менее 25% – вот приемлемая для них «норма прибыли»).

Гонка роста объёмов кредитования населения РФ, имеющая место и нарастающая в течение последних 10 лет, имеет совсем другую мотивацию, нежели «извлечение прибыли» банками непосредственно из самого кредитования населения.

Если кредитование потребительного производства само по себе, как минимум, банкам РФ не интересно, то может быть им интересно кредитование производительного потребления вообще и кредитование инвестиций в производительное потребление, в особенности?

Что касается не-инвестиционного кредитования банками РФ потребительного производства, то оно не интересно ни самим банкам, ни производителям товаров в РФ. «Рентабельность» абсолютного большинства производств товаров в РФ в полтора-два и более раза ниже банковских ставок, под которые банки РФ выдают кредиты российским производителям товаров, во-первых. Во-вторых, согласно данным ЦБ РФ и Росстата «прибыльные» производители товаров в РФ «накопили» на своих счетах значительные суммы симулякров денег, которые они «сберегают» от инвестирования в развитие своих производств, а посему банковские кредиты им не требуются.

В-третьих, жизнеспособные ещё производства, но по тем или иным причинам понесшие «убытки», хоть и нуждаются в кредитах, да кто ж им даст, если не под залог всего имеющегося у них ликвидного имущества, а это уже им самим совсем «не улыбается». Остаются только, в-четвёртых, коррупционные случаи кредитования производств, которые мы здесь не рассматриваем, но которые влекут за собой следствия, очевидно ограничивающие не только производительное потребление, но и превращающие декларируемые «прибыли» в «дыры» в балансах банков от такого кредитования.

Так что в отношении накопления уже существующего и функционирующего в общественных подразделениях производительного потребления процессирующего капитала банки РФ если и играют какую-то роль, то, скорее всего, – это роль «институционального мародёра», уменьшающего величину капитала для последующего «раздербана», ликвидации и утилизации его, нежели роль соучастника в его накоплении.

А вот в сфере инвестиционного кредитования банками РФ производительного потребления, то есть в сфере кредитования промышленного и гражданского строительства, ситуация уже другая. Кроме значительной коррупционной составляющей, о которой говорят практически все эксперты, дающей чаемый всеми участниками соответствующих схем весомый «личный гешефт», здесь открывается широкое поле для полуофициального и официального извлечения «прибыли» по высокой «норме прибыли».

Ипотечное кредитование в РФ, например, по данным ЦБ РФ составляет почти половину от совокупного объёма всех кредитов населению. Вот оно-то вкупе с частью так называемых кредитов на потребительские нужды как раз и является одним из главных источников кредитования, как правило, аффилированных с банками «партнёров», которые организуют и осуществляют жилищное строительство и реализацию жилья населению.

«Обманутые дольщики (со-инвесторы по ДДУ)», которые давно уже стали и являются неотъемлемым атрибутом строительства в РФ многоквартирных жилых домов, – это далеко не единственный источник высокой «нормы прибыли» в этом секторе. Завышенные сметы, массовое нарушение норм и правил строительства в части качества проектирования, строительного конструирования и собственно строительно-монтажных работ, применение «дешёвых» материалов, техники и оборудования, широкое применение низкооплачиваемого труда «мигрантов» и т.д. с лихвой перекрывают вклад «обманутых дольщиков» в итоговую суммарную «прибыль» организаторов и кредиторов промышленного и гражданского строительства.

Кредитование приобретений на разных циклах «инвестирования» прав на жильё в собственность аффилированных и подконтрольных банкам организаций с целью последующей спекулятивной переуступки этих прав иным номинальным собственникам или использования их как объектов залога под новые кредиты аналогичного «инвестиционного» характера – ещё одно средство увеличения совокупного «гешефта» выгодоприобретателей от такого банковского кредитования.

Формально такое кредитование вроде бы увеличивает общественный капитал, то есть ведёт вроде бы к накоплению общественного капитала. Однако в действительности это не рациональное, но хищническое и одновременно паразитическое использование общественного капитала, отягощённое родимыми пятнами «мародёрства», которое не столько накапливает, сколько «проедает» общественный капитал, непрерывно суживая масштаб и действительные объёмы его воспроизводства и в натуре, и по стоимости. Более того, такое кредитование имеет признаки «финансовой пирамиды», которые обусловливают неустранимый риск неотвратимых крахов не только отдельных банков, функционирующих как «финансовая пирамида», но и всей банковской системы.

Если к этому присовокупить рост объёмов и доли незавершённого строительства объектов оборонного, промышленного и гражданского назначения, констатируемый Счётной палатой РФ и контрольно-счетными органами субъектов и муниципалитетов РФ, то общая картина «инвестиционного» использования бюджетных и внебюджетных симулякров денег в РФ обретает новые и весьма выразительные образы и краски.

(продолжение следует)

Василиев Владимир, 1-2 февраля 2020 года.

Статья первоначально опубликована и доступна по адресу: http://www.dal.by/news/178/03-02-20-1/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *