Коммерсант: В производстве будущего объявлен перерыв

Как и предполагал “Ъ”, в ноябре 2014 года промышленное производство продемонстрировало первое в текущем году снижение — его вчера подтвердил Росстат и оно составило 0,4%. Причины спада в годовом выражении — сезонные и календарные факторы. Но их исключение обнаруживает резкий обвал выпуска инвестиционных товаров и товаров длительного пользования. Результаты первых декабрьских конъюнктурных опросов не фиксируют заметных улучшений в настроениях компаний. Опрошенные “Ъ” аналитики не ждут роста промышленности в 2015 году даже при $80 за баррель.

В ноябре 2014 года, согласно опубликованным вчера данным Росстата, промпроизводство впервые в текущем году сократилось на 0,4% в годовом выражении. Это лишь подтвердило неустойчивость рывка, зафиксированного статистиками в сентябре–октябре 2014 года (см. “Ъ” от 11 ноября). Основной вклад в падение выпуска внесла обработка (55% всей промышленности), где выпуск сократился на 3% при росте на 3,6% в октябре и сентябре. Между тем рост в добывающих отраслях, а также в электроэнергетике и ЖКХ даже ускорился — до 2,5% с 1,9% в октябре и до 7% с 2,8% в октябре соответственно. В первом случае ускорению способствовало увеличение спроса на уголь и металлы, во втором — относительно холодный ноябрь.

Хотя просадка выпуска в обработке в годовом выражении главным образом обеспечена календарным фактором — в ноябре 2014 года было на два рабочих дня меньше, чем в ноябре 2013 года, и если бы не это, по оценке ЦМАКПа, промышленность выросла бы на 2,5%,— конъюнктура в ноябре не предполагала роста выпуска. “Негативная динамика спроса не оправдала надежды предприятий на декларируемый властями эффект импортозамещения. Мощная инфляционная волна докатилась до издержек и ценовых планов предприятий. Инвестиционные намерения набирают пессимизм, а условия кредитования промышленности ужесточаются”,— описывали ситуацию в промышленности респонденты ИЭП имени Егора Гайдара.

С учетом же сезонности Росстат оценивает падение промышленности за ноябрь как 1,2-процентное, в результате чего весь рост предыдущих двух месяцев сведен к нулю. В ЦМАКПе, в силу отличной методологии, считают, что оно было значительно меньшим (-0,1%). Но согласно расчетам центра в отраслевом разрезе, основное падение обеспечено отраслями, производящими товары инвестиционного спроса (на 4,7%, что указывает на обвал капвложений) и товаров длительного пользования (на 1,3%, что свидетельствует о дальнейшем сжатии потребительского спроса), тогда как в предыдущие два месяца выпуск в них увеличивался. Увеличивались в то же время нефтепереработка на экспорт, производство в металлургии, деревообработке, которым девальвация рубля позволила укрепить позиции на внешних рынках, а также производство продовольствия, подстегнутое замещением импорта.

“В декабре критического ухудшения по сравнению с ноябрем не наблюдается”,— свидетельствуют предварительные результат оценки промышленной конъюнктуры ИЭП имени Егора Гайдара. Однако по оценкам ЦМАКПа, из-за того же календарного эффекта (в декабре 2014 года будет на один рабочий день больше) Росстат, вероятно, отчитается об увеличении выпуска в годовом выражении на 2%. В результате по итогам года промпроизводство не увеличится больше чем на 1,3-1,4%, полагает эксперт центра Владимир Сальников. Минэкономики, напомним, в прогнозе, который был обновлен в конце ноября, увеличило оценку ожидаемого роста промышленности в 2014 году с 1,7% до 2%, тогда как по итогам января–ноября она увеличилась на 1,5%.

В 2015 году опрошенные “Ъ” аналитики ожидают спада в промышленности. “Фундаментальных факторов, способных обеспечить рост промпроизводства, нет: инвестиции падают, внутренний спрос отсутствует. Рост в пищевой промышленности — не самая устойчивая вещь, да и всего производства ему не вытянуть. Необходимы сырье, трудовые ресурсы и свободные мощности, которых в нынешней ситуации недостаточно”,— говорит глава Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. “Спада в промышленности почти не будет при $80 за баррель. Но это очень оптимистичный прогноз”,— соглашается Владимир Сальников. В Центре развития ВШЭ при этом, ссылаясь на опыт развивающихся стран, отмечают: “В отсутствие значительного объема незагруженных производственных мощностей девальвация национальной валюты сопровождается устойчивым положительным откликом со стороны производства лишь через 1,5-2 года. Это при условии, что инвестиции растут, тогда как в России они сокращаются второй год подряд. Из-за торможения инвестиционной активности продолжение интенсивного импортозамещения или наращивание экспорта в 2015 году маловероятно”.

Алексей ШАПОВАЛОВ