Коммерсант FM: «Эффективность этой меры не вызывает сомнений»

Госдума сразу в двух чтениях приняла закон о докапитализации системообразующих банков. Документ позволяет размещать десятую часть денег ФНБ в субординированные депозиты и субординированные облигации кредитных организаций. Рассчитывать на поддержку смогут банки с капиталом не менее 100 млрд руб. Обозреватель портала “Банки.ру” Михаил Тегин ответил на вопросы ведущего Максима Митченкова.

— Получается, что деньги из ФНБ получат только крупные банки? Насколько, по-вашему, эффективна такая мера?

— В принципе, данная мера эффективна, независимо от того, что получат ее только крупные банки, потому что она направлена на повышение капитализации, а эта проблема одна из ключевых сейчас в банковской системе. Плюс, тот объем, который предполагается выделить из Фонда национального благосостояния, а это 394 млрд руб., если брать объем фонда по состоянию на 1 декабря, поэтому эффективность данной меры у меня не вызывает сомнений. Плюс, дополнительная мера о докапитализации банков через ОФЗ, через Агентство по страхованию вкладов.

— Поясните, мелкие банки, некрупные банки продолжат закрывать, или что с ними будет?

— Нет, мелкие банки, негосударственные, не самые крупные банки будут продолжать работать сами, потому что они являются частными, и государство к ним имеет отношение не самое близкое. И эти банки будут вынуждены искать капитал дополнительный через другие источники, это либо привлечение субординированных кредитов от других рыночных участников и так далее. Но какие-то банки, возможно, продолжат закрывать в силу естественных причин и продолжающейся так называемой зачистки банковского сектора от недобросовестных участников.

— Как, по-вашему, это повлияет на уровень ВВП страны? Например, Татьяна Голикова только что прокомментировала эту ситуацию с докапитализацией, с облигациями на 1 трлн руб. через Агентство по страхованию, сказала, что технический дефицит бюджета составит до 1%. Вы с этим согласны?

— В принципе, данная оценка вполне кажется реальной, потому что аналогичная цифра называлась Антоном Силуановым в контексте ослабления рубля и введения санкций в отношении России, то есть то, что бюджет в доходной части недополучит порядка 1 трлн руб. Однако я бы не стал говорить, что эта цифра составит 1% ВВП.

— Меньше или больше?

— Я думаю, будет меньше.

— А почему эти законы принимаются так поспешно? Сразу два чтения сегодня прошел закон.

— Это связано с объективной ситуацией, которая наблюдается сейчас в экономике, в частности, на финансовых рынках. Дальнейшее ослабление рубля, его падение в понедельник и вторник, связанное с различными причинами, привело к тому, что банки оказались заложниками этой ситуации, повышение ключевой ставки удорожало для них фондирование, соответственно, в пассивной части им просто необходимы дополнительные источники для того, чтобы продолжать проводить активные операции. Для того, чтобы не затягивать это, мне кажется, и были приняты поспешно эти законопроекты.

— Каков будет эффект, по-вашему, в ближайшей перспективе?

— В ближайшей перспективе это позволит банкам не приостанавливать работу или, по крайней мере, сделать ее стабильной и как можно менее заметной, имея в виду изменения, которые будут проводиться в их процентной политике, прежде всего. Далее же это скорее среднесрочный, долгосрочный эффект.