Эксперт-Сибирь: «Сферу услуг сложно кредитовать»

Управляющий сибирского филиала Промсвязьбанка Константин Каменщиков — о возможностях, которые открывают перед банками экономические санкции, и переменах, ожидающих компании малого и среднего бизнеса.

— Константин Владимирович, как изменились процентные ставки по кредитным продуктам для МСБ с начала года?

— В текущей экономической ситуации ставки выросли, и есть большая вероятность, что в 2015 году тренд в сторону увеличения ставок по кредитам сохранится.

— По наблюдениям аналитиков, в портфелях российских банков впервые с 2012 года растет число пролонгированных кредитов компаний малого и среднего бизнеса, а половина от пролонгаций и реструктуризаций — это скрытые дефолты. Для вас актуальна эта проблема?

— Наш банк пролонгированием кредитов не занимается. У нас четко разделена нормальная задолженность и проблемная. Если задолженность становится предпроблемной, то этим занимается департамент проблемных активов. Например, могут перекредитовать заемщика. Мы всегда стремимся идти навстречу клиенту, даже если он попал в сложную ситуацию — вместе ищем компромисс, но важно понимать, что банк не благотворительная организация и не может работать себе в убыток. Мы не устанавливаем чрезмерных лимитов только для того, чтобы клиент гарантированно оплатил текущую задолженность — это дорога в никуда. Банк это уже проходил. Отличие сегодняшнего времени в том, что вся наша экономика прошла 2008–2011 годы. Мы привиты кризисом.

— Какие типичные причины отказа в предоставлении кредита для предприятий малого и среднего бизнеса? Как часто приходится отказывать?

— Нормальная ситуация, когда отказов около 30 процентов. Каждый менеджер знает: чтобы выполнить план по выдаче кредитов, он должен иметь портфель заявок минимум на 30 процентов больше, чем указано в его плане. Из этих соображений мы и управляем активностью менеджеров. В эти 30 процентов входят и те клиенты, которым откажет банк, и те, кто сам не решится взять заем. Клиенты нередко говорят: «Спасибо за установленный кредит, но сейчас он мне не нужен — у меня сейчас бизнес-процесс идет, он мне нужен будет позже».

Причина отказа может быть разной: в первую очередь, мы обращаем внимание на кредитную историю потенциального заемщика. Неважно, какой у него бизнес, мы сначала смотрим на его бизнес-историю, чтобы понять, как он себя ведет в стрессовой ситуации. Мы же берем его коммерческий риск на себя. Мы смотрим, как он раньше вел себя в кризисной ситуации, бросал ли он бизнес, шел ли на банкротство или «бился до конца», возвращая кредит. Если такой фильтр человек проходит, то тогда мы начинам внимательно изучать его бизнес, смотрим, как ведет себя выручка — платить же за кредит придется каждый месяц, а выручка может быть сезонной. Вот по таким финансовым характеристикам и строится отбор: лояльность, финансовый анализ и обеспечение. Эти же данные влияют на сумму кредита, которую может одобрить банк. При этом в случае отрицательного решения по выдаче кредита банк готов озвучить предпринимателю причину отказа, чтобы при повторном обращении потенциальный клиент мог улучшить свою кредитную историю.

— Сегмент МСБ является аутсайдером среди всех сегментов банковского кредитования. В этом году он вырастет только на шесть процентов, а в реальном выражении, с учетом инфляции, продемонстрирует падение, притом что в последние годы он рос на 15–20 процентов. Чем чревата данная тенденция для банков и компаний МСБ?

— У нас портфель МСБ растет — не так быстро как раньше, но растет. Это обусловлено объективными факторами — замедление темпов прироста экономики, неоднозначные прогнозы на будущее и некоторая нервозность самих заемщиков дают о себе знать. Как в такой экономической ситуации может расти кредитование? Кредитование — это процесс-сопровождение некоего торгово-производственного развития. Почему рос крупный корпоративный бизнес? Санкции дали возможность расти российским банкам, идет замещение западных кредитов, отсюда и скачкообразный рост. Но ресурсов у банков не так много, денег в стране ограниченное количество. Если сейчас мы их «перекачиваем» в таких гигантов, как «Сургутнефтегаз», «Лукойл» или РЖД, то где-то кто-то столкнется с недофинансированием. При этом малый и средний бизнес остается гораздо более маржинальным, более интересным, более диверсифицированным по доле рынка, по риску. Поэтому МСБ будет развиваться, несмотря ни на какие сложности.

— То есть это просто затишье?

— Да. Оно связано с тем, что основной бизнес в торговле, где рынок очень быстро реагирует на любые изменения покупательского спроса.

— Что собой представляют типичные проекты МСБ, на которые предприниматели привлекают банковское финансирование? Произошли ли какие-то «отраслевые» изменения?

— Повторюсь, малый и средний бизнес в Новосибирске — это в основном торговля. Мы получаем с таких компаний до 460 миллионов выручки в год. Торговля, услуги, сервисы, запчасти, закупка средних оптовых партий разного рода товаров — у таких игроков преимущество на рынке. К нам обращаются за кредитом компании, работающие в сегменте парфюмерии, сантехники, электротоваров. Сферу услуг сложно кредитовать, как правило, из-за отсутствия обеспечения — товаров нет, средний и малый бизнес никогда не мог похвастать запасами недвижимости или автотранспорта.

— Что, на ваш взгляд, необходимо сделать, для поддержки МСБ на регио­нальном уровне?

— Сейчас наши возможности ограничены, пока сильно лобби крупных корпораций. Но и у крупных компаний есть аутсорсинг, субподрядчики, и вливание этих денег плавно расходится по всему бизнесу страны.

Как банк мы создаем возможности для развития и поддержки предпринимателей. Речь идет о Венчурном фонде, который запущен Промсвязьбанком в сотрудничестве с общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «Опора России» в феврале 2013 года. Основной сегмент для размещения средств — малый бизнес молодых предпринимателей, у которых уже есть успешный опыт тех, кто только начинает новый проект или хочет кратно увеличить масштаб существующего. Общий размер фонда — 300 миллионов руб­лей. Сумма инвестиций в один проект — от 1,5 до 10 миллионов руб­лей. Всего в порт­феле фонда 17 профинансированных проектов на общую сумму более 80 миллионов руб­лей.

— Ваш прогноз на развитие МСБ до конца года. Кто из компаний имеет больше шансов для сохранения позиций на ранке, а кому необходимо перестроить свою политику?

— До конца этого года удержатся все, сейчас идет покупательский бум. Что касается следующего года — то, думаю, мы будем привыкать к реалиям дешевой нефти, высоких курсов валют. И это поле возможностей, где кто-то будет подниматься, а кто-то опускаться. Совершенно точно, что сильные макроэкономические изменения приведут к изменению состава сегмента МСБ. Нельзя назвать лидеров — это же малый бизнес, но ротация предприятий будет. Но я уверен, что с портфелем банка ничего не произойдет, мы останемся стабильными.

— По вашему мнению, как быстро компаниям удастся подстроиться под эти условия?

— Мы проводим стресс-тесты, чтобы это понять: например, проверяем, как компании будут вести себя при инфляции не в шесть, а в 12 процентов. Поэтому за наш банк я спокоен — это первый коммерческий банк по порт­фелю на рынке МСБ, статистика огромная. Мы видели, как вели себя портфели, которые выдавались другими банками и при другой политике. Поэтому этот капитал позволяет оперативно изменять кредитные продукты. Мы следим за поведением игроков рынка и быстро реагируем на любые изменения, например, в последнее время возрос интерес к экспортным услугам — мы их предлагаем уже не только крупным корпоративным клиентам, но и представителям МСБ. Безусловно, адаптация продукта проходит именно с учетом особенностей развития МСБ.

— Значит, компании могут спокойно рассчитывать на кредитные ресурсы в 2015 году?

— Конечно. Традиционно считается, что именно активность малого и среднего бизнеса является показателем «здоровой» экономики. Именно поэтому и государство, и банки, и сами предприниматели заинтересованы в успешном развитии малого и среднего бизнеса. Помимо классических банковских услуг мы уделяем большое внимание консультационным программам, тесно сотрудничаем с такими организациями, как «Опора России», помогаем стартапам. Я скажу уже ставшую немного банальной, но от того не менее актуальную фразу — 2015 год будет трудным, но для многих предпринимателей именно это станет хорошим шансом проявить себя.

Беседовала Татьяна ЕЛИСТРАТОВА