Банковское обозрение: Банк России вошел в зону турбулентности

Банк России РФ объявил меры, направленные на поддержку финансового сектора, которые помогут ряду банкам удержаться на плаву в условиях скачков курса рубля, сэкономить резервы по кредитам и сохранить прибыль.

Вслед за неожиданным (второй раз в течение месяца) и непредсказуемым (большинство экспертов не смогли предсказать такую величину — 6,5 п.п.) повышением ключевой ставки ЦБ РФ объявил «о мерах по поддержанию устойчивости российского финансового сектора».

Правда, пока эксперты не спешат комментировать эти инициативы регулятора рынка. Ведь пока что это только декларация о намереньях руководства ЦБ РФ. А как иначе интерпретировать слова: «введет» (без указания конкретной даты), «планирует предоставить», «усовершенствует», «рассматривает», «планирует», «намерен» и «готовит меры» без указания конкретной даты реализации.

Например, в качестве «расширения возможностей для банков управления кредитными рисками» регулятор «намерен: предоставить кредитным организациям возможность не ухудшать оценку качества обслуживания долга вне зависимости от оценки финансового положения заемщика по ссудам, реструктурированным, например, в случае изменения валюты, в которой номинирована ссуда, вне зависимости от изменения срока погашения ссуды (основного долга и (или) процентов), размера процентной ставки». Ключевое слово «намерен». А оно, как известно, означает лишь желание, предположение сделать что-то. И не факт, что это желание будет реализовано.

Что из перечисленных в пресс-релизе ЦБ РФ мер «по поддержанию устойчивости российского финансового сектора» будет реализовано на практике, а что всего лишь так и останется «декларациях о намереньях» — покажет время. Т.к. вероятность реализации всех описанных в документе мероприятий, минимальна.

Мнение экспертов

Андрей Мовчан, сопредседатель совета директоров, “Третий Рим”:

– ЦБ сделал рискованный ход, фактически обещая участникам рынка неограниченную долларовую ликвидность, а банкам давая индульгенцию на существенное ухудшение качества балансов. В случае, если стресс будет продолжительным (например нефть уйдет на 40 долларов, санкции усилятся и по делу «Юкоса» будет энфорсмент, ЦБ РФ придется доказывать, что он реально может и дать десятки (если не сотни) миллиардов долларов рынку, и выкупить десяток-другой крупных банков. Боюсь, что ЦБ окажется в существенно более слабой позиции, чем ФРС — последняя «печатала» свою валюту со ставкой процента около нуля, а ЦБ РФ придется продавать и давать доллары, в условиях когда брать их негде.

Дмитрий Мирошниченко, ведущий эксперт центра развития, Высшая школа экономики:

– Своим заявлением ЦБ фактически признал наличие глубокого экономического кризиса в стране. Среди предложенных мер можно выделить те, которые воздействуют на стабилизацию ситуации на отдельных рынках, и те, которые облегчают жизнь банкам. Важнейшими решениями первой группы считаю введение механизма валютных кредитов под валютное обеспечение, а также разрешение банкам повышать ставки по депозитам населения. Второе решение является крайне запоздалым и половинчатым, за что отдельное спасибо товарищу Сбербанку. Меры по ретушированию отчётности считаю вредными, так как фактически отменяется само понятие «капитал», точнее переводится из экономической категории в бухгалтерскую. Отныне нормативы, завязанные на капитал, нельзя воспринимать всерьез. Не могу оценить окончательно с ходу, но с первого взгляда разумным выглядит и первый абзац пункта 5.

Александр Шамрай, заместитель руководителя аналитического центра, МСП Банк:

– Пожалуй, главное, что увидели банки в обнародованном списке мер — это планы по докапитализации банковской системы в 2015 году. Думаю, что это внушило рынку определенный оптимизм. При этом, однако, понятно, что докапитализация коснется в основном крупных банков, в первую очередь – государственных. Банкам второго эшелона и небольшим локальным игрокам придется самостоятельно изыскивать ресурсы для выживания. Остальные озвученные меры содержат определенные послабления для банков, но носят они явно паллиативный и временный характер. Кроме того, они создают и определенные риски — в частности, риск ухудшения качества портфелей. Оно может происходить как вследствие самих послаблений в вопросах резервирования, так и, в отдельных случаях, в результате сознательного недобросовестного поведения отдельных банков. Игроки, имеющие долгосрочные стратегии развития, разумеется, не будут бездумно раздавать плохие кредиты, тем более понимая, что меры ЦБ носят временный характер. Но не исключено, что отдельные участники рынка могут попробовать пойти ва-банк, рискуя при этом далеко не только своими деньгами. Дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от того, удастся ли ЦБ и Правительству внушить доверие участникам рынка, а также от мониторинга их поведения в новых условиях. Задача непростая — чтобы смягчить последствия кризиса экономическим ведомствам придется продемонстрировать адекватность в понимании сложности ситуации, оперативность и гибкость в решениях. Что может дополнительно быть предложено рынку Банком России — это доступное целевое фондирование на инвестиционные цели. Важно помнить, что кризис сейчас разгорается не только на финансовом рынке, но и в реальном секторе экономики. Крайне важно поддержать инвестиционную активность, без которой мы можем через 2–3 года оказаться в еще более сложной ситуации. При этом решение этой задачи будет решающим образом зависеть от успехов в таргетировании инфляции, так как нормальный инвестиционный процесс возможен только тогда, когда ее уровень поддается более или менее точному прогнозированию.

Дмитрий Феденков, начальник Аналитического управления, Нордеа Банк:

– Думаю, ЦБ своими нововведениями постарался минимизировать очень существенную часть рисков, которые нависли сейчас над банковской системой. В первую очередь, ослабить давление на капитал банков. На принятые решения повлияла целая совокупность факторов: и повышение ключевой ставки и реакция валютного рынка и опасения относительно экономического роста. Являются ли предпринятые шаги достаточными? — Мы видим, что ЦБ уже пошел на большие послабления, и, думаю, он не остановится в использовании доступных ему инструментов, если увидит сохранение системных рисков для банковского сектора.

Елена Николаенко, директор по методологии рейтингового агентства Рус-Рейтинг:

– Меры, озвученные в среду Банком России, правильные и способствующие стабилизации ситуации на финансовом рынке, однако есть одно «но» — все хорошо вовремя. Да, банкам необходимо снижать давление рыночного риска и мораторий на признание отрицательной переоценки ценных бумаг поможет банкам сохранить ликвидность. Из-за отрицательной динамики фондового рынка и девальвации национальной валюты стоимость портфелей ценных бумаг существенного сократились, а значит, сократился объем ликвидности, которые банки могли привлечь в рамках сделок РЕПО с Банком России, а у ряда банков ценные бумаги включены в состав капитала, что усиливает риски резкого уменьшения капитализации. Однако рынок лихорадит не первый месяц, а на фоне замедления кредитования, которое к слову наблюдается еще с прошлого года, большинство банков заметно увеличили вложения в рынок ценных бумаг, и это тоже произошло не вчера, а соответственно многие банки уже успели понести потери, связанные с реализацией фондовых рисков. Теоретически экстраважными являются меры, связанные с управлением кредитными рисками, в том числе смягчение требований по резервированию: убытки, которые демонстрируют многие банки, связаны именно с нагрузкой по отчислениям в резервы, причем объективной нагрузкой, так как качество кредитного портфеля российского банковского сектора в подавляющем своем объеме, мягко говоря, не очень хорошее. Однако хочется отметить, что банки начали «набирать» риски не год назад, может быть регулятору надо было сдерживать сектор именно в период этого бурного роста (2010–2012 годы), а не после того, как эти риски начали себя проявлять. Текущее послабление, конечно, даст банкам возможность не уходить в глубокие убытки и сохранить капитализацию, но необходимо помнить, что кризис кончится, а соответственно рынок столкнется с огромной проблемой некачественных активов. Многие сейчас пытаются найти преимущества для стабилизации базы фондирования банков в повышении ключевой ставки, которое дополнительно поддержано решением увеличить диапазон отклонения процентной ставки по вкладам населения до 3,5 п.п., от средней рыночной максимальной ставки, что естественно, сделает еще более привлекательной доходность депозитов для населения. В теории да, население понесет опять вклады в банки, банки смогут нарастить свою клиентскую базу. Открытым остается вопрос — где размещать эти средства. Не вдаваясь в подробности расчета зависимости доходности активов банков от стоимости их фондирования, при ставке по депозитам хотя бы 17%, банкам необходимо формировать кредитный портфель со ставками не ниже 25% для корпоративных заемщиков и заметно выше 25% по розничным, с учетом рисков. Где сейчас можно найти компании, способные выдержать такую нагрузку? Про розничных заемщиков, которые сейчас в большинстве своем озабочено рефинансированием текущих долгов вообще можно забыть. На мой взгляд, более важно не увеличивать бесконечно стоимость депозитов, а проработать более действенные меры по возврату доверия населения к финансовой системе. В текущей ситуации это может быть увеличение гарантированной суммы вклада. Кроме того, государство должно сейчас создавать правильный информационный фон, направленный на повышение финансовой грамотности населения (о необходимости этого так много говорится, но ничего не делается).

Игорь Дмитриев, заместитель председателя правления — казначей Банка расчетов и сбережений:

– Потенциальные убытки от переоценки вложений в ценные бумаги, вызванные девальвацией рубля и падением российского фондового рынка, — головная боль, с которой все банкиры живут в последние месяцы. Риск невыполнения нормативов достаточности капитала и максимального размера риска на одного заемщика есть у большинства банков, поэтому в текущей ситуации мораторий на признание отрицательной переоценки по портфелям ценных Кроме того, операции РЕПО с Банком России под залог ценных бумаг — едва не единственный источник быстрого пополнения ликвидности, который доступен сегодня для банков. Конечно, у нас много вопросов — ведь нормативные документы еще находятся на стадии разработки. И мы пока не понимаем, когда и на какой срок будет объявлен мораторий

Сергей ЧЕРТОПРУД