Lenta.ru: ЦБ назвал десятку наиболее значимых российских банков

Банк России утвердил перечень наиболее значимых для экономики страны банков. Об этом в пятницу, 30 сентября, сообщает пресс-служба ЦБ.

В перечень входят 10 кредитных организаций, на долю которых приходится более 60 процентов совокупных активов российского банковского сектора. В него вошли Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, «ФК Открытие», Юникредит Банк, Райффайзенбанк, Промсвязьбанк, Альфа-Банк и Росбанк.

По сравнению с 2015 годом перечень не изменился, отмечается в сообщении.

16 августа ЦБ сообщил, что за десять лет с 2006 года отозвал лицензии у 463 банков. Больше всего кредитных организаций было закрыто в 2015 году — 93, в 2014 году — 86. Меньше всего лицензий отозвано в 2011-м — 18 и в 2012-м — 22.

В середине августа зампред, руководитель Главной инспекции ЦБ Владимир Сафронов рассказал о главных проблемах российских банков — это кредитование своих же собственников, завышение стоимости активов и фиктивная капитализация.

За два последних года в России закрылся каждый четвертый банк, на финансовое оздоровление остальных было затрачено около триллиона рублей. В мае Сухов рассказал, что 77 банков на тот момент представляли риски для системы страхования вкладов.

РБК: Сбербанк снизил ставки по вкладам

Сбербанк снизил ставки по вкладам в рублях, долларах и евро на 0,3-0,6 п.п. Причиной такого решения стало снижение ключевой ставки ЦБ.

Сбербанк с 30 сентября снизил ставки по вкладам в рублях, долларах и евро, сообщила РБК пресс-служба банка. По базовой линейке рублевых вкладов ставки снизились на 0,30-0,55 п.п. Ставки по вкладам в долларах снизились на 0,04-0,6 п.п., в евро — на 0,04-0,39 п.п.

Максимальные ставки по вкладам на срок полгода-год в рублях теперь составляют 6,85%, в долларах на срок от одного до двух лет — 1,25%, в евро — 0,25%. При открытии вклада онлайн ставка по рублевым вкладам будет выше ставки вкладов, открытых в отделениях банка в среднем на 0,35 п.п., по долларовым — в среднем на 0,3 п.п.

«Причиной для изменения послужили снижение 19 сентября ключевой ставки ЦБ на 0,5 процентного пункта и общерыночный тренд на удешевление привлечения средств», — сообщила пресс-служба Сбербанка.

В конце 2014 года, после того как ЦБ поднял ключевую ставку до 17%, крупнейшие банки предлагали клиентам депозиты со ставками выше 15% годовых. Средняя ставка тогда примерно за 10 дней подскочила почти в полтора раза, а к концу декабря достигла уровня 15,635%. В некоторых небольших банках размер ставок по вкладам превышал 20% годовых. После того как ЦБ начал снижать ключевую ставку, начали падать и ставки по вкладам.

16 сентября ЦБ принял решение снизить ключевую ставку на 0,5 п.п. — до 10% годовых. При этом регулятор заявил, что не планирует менять ставку до конца года. Центробанк отмечал, что следующее снижение ставки возможно в первом-втором квартале 2017 года. 28 сентября первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин заявил, что Банк России стремится избегать неоправданно частых изменений ключевой ставки.

Ольга НАДЫКТО, Марина БОЖКО

Bankir.ru: Жалобы на МФО идут в гору

Число жалоб граждан на микрофинансовые организации квартал к кварталу продолжает расти, свидетельствуют данные Банка России. В основном клиенты жалуются на методы взыскания долгов, взаимодействие сотрудников МФО с третьими лицами, а также продажу долгов коллекторским агентствам.

Мы проанализировали данные по количеству жалоб, поступивших в ЦБ на деятельность микрофинансовых организаций (есть в распоряжении портала Bankir.Ru). По данным Банка России, во втором квартале 2016 года в Службу по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров ЦБ поступило 2,7 тыс. жалоб клиентов на МФО (рост за квартал — на 13%).

В свою очередь, в первом квартале 2016 года в ЦБ поступило 2,38 тыс. жалоб, в четвертом квартале 2015 года — более 2,1 тыс., в третьем квартале 2015 года — более 1,5 тыс. Таким образом, квартал к кварталу количество жалоб граждан на МФО продолжает увеличиваться.

В Банке России пояснили, что основная их часть связана с действиями компаний по возврату задолженности, соблюдением договора микрозайма, деятельностью по предоставлению микрозаймов и вопросам по цессии долга (т. е. связанных с продажей прав требований по договору микрозайма коллекторским агентствам).

По оценкам гендиректора сервиса онлайн-займов «Робот Займер» Сергея Седова, около 40% жалоб на МФО касается высоких процентов на основную часть долга и начисленных пеней при просрочке, 20% связаны с мошенничеством — оформлением займа на третье лицо, 30% — с действиями компаний во время взыскания просроченной задолженности.

«Среди всех претензий пользователей к нашей компании с огромным отрывом лидируют жалобы на отказы в получении займов,— добавляет гендиректор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин.— Мы не выдаем займы всем подряд». В компании «Робот Займер» указывают на увеличение количества жалоб граждан на отказ МФО от реструктуризации долга. Кроме того, «растет количество негатива, связанное с нелегальными МФО и компаниями, применяющими скрытые комиссии и платежи за дополнительные услуги»,— поясняет Сергей Седов.

Увеличение потока жалоб на МФО участники рынка связывают с несколькими причинами, и в первую очередь — с ростом рынка микрокредитования. «Рост обращений пользователей микрозаймов в ЦБ пропорционален росту самого рынка: больше количество пользователей услуг компаний альтернативного кредитования — больше и количество обращений в ЦБ»,— указывает Борис Батин.

В то же время накладывает отпечаток незаконное взыскание задолженности коллекторами, связанное в большинстве случаев именно с МФО, считает Сергей Седов. Напомним, в первом полугодии 2016 года в СМИ активно обсуждались нарушения коллекторских агентств при взыскании задолженности, в том числе по микрозаймам. Кроме того, «ЦБ в 2015–2016 годах выпустил ряд нововведений, направленных на регулирование рынка и уход с него недобросовестных игроков, но порядка 30% компаний из тех, что уходят с рынка, продолжают свою деятельность в тени, что также негативно влияет на имидж компаний», указывает Сергей Седов.

Еще одна причина роста жалоб состоит в том, что все больше людей узнают о возможности их подачи в Банк России, считают участники рынка. «Заемщики нашли эффективный канал решения своих проблем в виде обращений в ЦБ и начали активно пользоваться им, тогда как ранее они больше обращались в сами МФО, правоохранительные органы или просто оставляли комментарии о проблемах при взаимодействии с компаниями в интернете, надеясь на общественную поддержку»,— отмечает Борис Батин.

По словам участников рынка, работа с жалобами клиентов в ряде случаев заставляет их вносить изменения в бизнес-процессы. Так, например, компания «Займер» из-за жалоб на мошенничество с персональными данными граждан усилила скоринговую проверку и процедуру подтверждения личности, а также создала специальный регламент по работе с такими случаями. В компании MoneyMan для того, чтобы снизить негатив клиентов из-за отказов в микрозаймах, «отказникам» предложили получать «Кредитный рейтинг» — информацию о предыдущих и текущих кредитах, займах, а также об особенностях обслуживания долгов, допущенных просрочках и т. д. При этом с жалобами клиентов на МФО работают и в профильных СРО. По словам замдиректора СРО «МиР» Андрея Паранича, «СРО запрашивает разъяснение по каждой полученной от клиентов жалобе». При этом собеседники портала Bankir.Ru на рынке МФО указывают, что если в отношении компании — члена СРО накапливается большой объем жалоб от клиентов (например, на чрезмерную активность при взыскании задолженности), то с такой компанией проводят разъяснительную беседу, в которой рекомендуют поменять механизм работы с клиентами. Впрочем, случаев исключения компаний из СРО из-за жалоб клиентов собеседники Bankir.Ru не назвали.

Эксперты считают, что рост жалоб клиентов на МФО продолжится, в том числе за счет роста теневого сегмента. «Рынок продолжает расти, законодательное регулирование только вступает в силу и массовые чистки реестра растут»,— указывает Сергей Седов. По его словам, сегодня число «серых» кредиторов увеличивается большими темпами в связи с усиленным регулированием отрасли, и стоит ожидать массового потока жалоб, связанного именно с нелегальной деятельностью компаний. Еще одна возможная причина роста жалоб — появление новых каналов для обращений в контролирующие органы. Например, «одним из таких каналов будет новое мобильное приложение ЦБ, которое призвано сократить число нарушений со стороны недобросовестных МФО, более оперативно выявлять таких игроков, повысить прозрачность всего рынка, его доступности»,— считает гендиректор группы компаний «Быстроденьги» Юрий Провкина.

Валерия ФРАНЦЕВА

Газета.Ru: Deutsche Bank надеется на Меркель

Крупнейшему банку Германии Deutsche Bank для предотвращения финансового краха может понадобиться помощь правительства страны, считают эксперты. Проблемы касаются не только выплаты $14 млрд в пользу министерства юстиции США. Хедж-фонды отказываются от услуг Deutsche Bank по клирингу, а это приведет к масштабному выводу средств из банка.

Только немедленное вмешательство правительства может спасти крупнейшего немецкого кредитора — Deutsche Bank, считает Штефан Мюллер, исполнительный директор исследовательской компании DGAW из Франкфурта.

«В Deutsche Bank не понимают, что нужно принимать очень серьезные меры, — заявил он в интервью CNBC. — [Исполнительный директор Deutsche Bank Джон] Крайан показал нам, что не представляет, как действовать дальше».

За этот год акции Deutsche Bank подешевели более чем на 50%, и расходы на обеспечение кредитов, подверженных рискам, существенно возросли.

Давление возрастает за счет агрессивных коротких продаж, осуществляемых, в частности, некоторыми крупными хедж-фондами, включая Soros Fund Management — семейное предприятие под руководством Джорджа Сороса, которое, согласно поданной ранее в этом году обязательной отчетности, также сформировало короткую позицию. Накануне стало известно о том, что десять хедж-фондов отказались от услуг Deutsche Bank по клирингу сделок с деривативами. В пятницу акции банка обрушились сразу на 7% на Франкфуртской бирже.

Первые сомнения в финансовой стабильности Deutsche Bank возникли в начале года, когда инвесторы начали задавать вопросы относительно его предрасположенности к рискам в энергетическом секторе и возможного кризиса наличности.

Масла в огонь подлили биржевые трейдеры, вбросившие слух, что у Deutsche Bank на балансе деривативов то ли на $42 трлн, то ли на $73 трлн. Позднее американский филиал Deutsche Bank не прошел стресс-тест Федрезерва.

В докладе МВФ по оценке устойчивости финансового сектора, опубликованном в июне этого года, отмечалось, что среди крупнейших банков именно от Deutsche Bank исходят наибольшие риски для мировых финансов.

Летом ситуация усугубилась в связи с тем, что департамент юстиции США предложил ему выплатить штрафы в размере $14 млрд по ряду расследований, связанных с ипотечными ценными бумагами, в частности с их продажей банком до финансового кризиса 2008 года.

За последние несколько недель банк несколько раз выступал с заявлениями в свою защиту. Его представители говорили CNBC, что «причины для волнения отсутствуют» и что у банка имеются «достаточные резервы».

В среду крупнейшая немецкая кредитная организация получила передышку от огромного объема продаж, совершенного в прошлых сессиях. В течение всего этого времени поступали противоречивые сообщения относительно того, имеется ли у немецкого правительства план спасения банка. Крайан попытался убедить инвесторов в стабильности капитала Deutsche Bank, заявив таблоиду Bild, что «вопрос государственной помощи банком не рассматривается».

Мюллер, слова которого цитируются выше и который не является акционером банка, считает, что канцлер Ангела Меркель лично убедила Крайана дать интервью немецкой газете. Он также сообщил CNBC, что, хотя немецкое правительство никогда в этом не признается, «у него не может не быть плана спасения — это же их работа».

Любая финансовая помощь или дотации нелегко дадутся Меркель перед выборами, которые ожидают ее в следующем году.

Кроме того, подобные действия создадут «моральную опасность» для других кредитных организаций, которые не захотят принимать меры для защиты от потенциальных рисков при наличии гарантированной поддержки государства.

Однако многие аналитики считают, что время для государственной помощи еще не наступило — или не наступит никогда. Многие также не видят в сложившейся ситуации системной угрозы для других банков и не боятся, что с нее начнется очередной финансовый спад.

«Нельзя сравнивать текущее положение вещей с историей с Lehman Brothers. Банки зачастую имеют лучшую капитализацию и лучше умеют справляться с неудачными обстоятельствами. Что касается позиций Deutsche Bank в деривативах, то она может быть преувеличена, — заявил в среду в своем комментарии Нил Уилсон, рыночный аналитик из лондонской букмекерской конторы ETX Capital. — Проблема Deutsche Bank состоит не в капитализации, а в резко выросших издержках, которые объясняются судебными разбирательствами и штрафами. А еще в том, что он больше не приносит прибыли».

В то же время некоторые инвесторы верят в способность топ-менеджмента банка справиться со сложностями. «Deutsche Bank все еще имеет очень сильную франшизу, а Джон Крайан кажется мне умелым директором, который еще сможет повернуть этот корабль в другую сторону, — полагает Маркус Штальдманн, директор по инвестициям Lloyds Private Banking. — Он очень влиятелен на европейских рынках, Ближнем Востоке, кое-где в Азии… Это скорее вопрос балансовой отчетности, ликвидности и капитала».

В настоящее время рыночная капитализация Deutsche Bank составляет около $16,8 млрд. Таким образом штраф, наложенный американским департаментом юстиции, составляет 83,4% от капитализации банка.

Но руководство финансово-кредитной организации надеется, что сможет сократить сумму штрафа. Банк «полностью уверен» в возможности «значительно уменьшить» объем этой выплаты, заявил недавно Йорг Айгендорф, глава отдела коммуникаций Deutsche Bank.

Германия вряд ли возьмет на себя даже часть выплаты такого штрафа, уверен Мюллер из франкфуртской исследовательской компании DGAW. Но немецкие власти все же, по его мнению, будут вынуждены гарантировать выживание Deutsche Bank после серьезной реструктуризации. Без нее банк может столкнуться с коллапсом.

«Новую информацию мы получим 27 октября из отчета по выручке за третий квартал. Я ожидаю снижения рейтинга, а также «новостей» о смене руководства», — предрекает Мюллер.

Иделия АЙЗЯТУЛОВА

Коммерсант: Как сложно быть банкротом

За год работы нового механизма банкротства граждан возбуждено лишь 15 тыс. подобных дел. Завершить банкротство при этом смогли всего несколько сотен граждан, а добиться реструктуризации в виде рассрочки выплат кредиторам — вообще единицы. Учитывая, что безнадежно закредитованных россиян свыше полумиллиона, надежды на то, что закон облегчит их жизнь, пока не оправдались.

По подсчетам специалистов портала “ЕслиБанкрот.рф”, с 1 октября 2015 года по 28 сентября 2016 года подано 32,5 тыс. заявлений о банкротстве граждан. Растет число дел, которые инициировали сами должники — если в первом полугодии их было 17%, то сейчас около 30%. В первые месяцы действия закона новым механизмом пользовались в основном предприниматели. Юрист адвокатского бюро “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры” Иван Коршунов объясняет, что при отсутствии правоприменительной практики бизнесмены оказались наиболее подготовленными, имея возможность привлечь профессиональную юридическую команду.

Спустя год тенденция изменилась. “Постепенно в суды за справедливостью стали обращаться и простые граждане, потерявшие работу, не имеющие постоянного заработка, чтобы оплачивать кредиты”,— говорит Олеся Саламова из коллегии адвокатов “Юков и партнеры”. По мнению господина Коршунова, это связано в первую очередь с постепенным формированием судебной практики, появлением руководящих разъяснений, делающих развитие событий более понятным и предсказуемым.

В то же время дела возбуждены лишь в отношении 15 тыс. должников, остальные заявления признаны необоснованными или возвращены. Банкротами по новым правилам признаны 11,4 тыс. граждан. Учитывая свыше 600 тыс. россиян с долгами от 500 тыс. руб. и просрочкой больше трех месяцев, это капля в море. “Процедура слишком сложна и дорога для всех участвующих лиц, чтобы применять ее повсеместно”,— объясняет партнер юридического бюро “Падва и Эпштейн” Антон Бабенко.

Неутешительная практика

Процесс банкротства гражданина выглядит так: в случае признания заявления обоснованным суд вводит процедуру реструктуризации долгов. По итогам гражданин может быть либо признан банкротом, и тогда вводится реализация имущества, либо суд утверждает план реструктуризации — график платежей, по которому на выплаты кредиторам дается рассрочка до трех лет.

Иван Коршунов подчеркивает, что реструктуризация долгов является “ядром закона о банкротстве физических лиц, выражающим его социально-экономическое назначение”. Но по результатам анализа практики можно сделать неутешительный вывод: масштабное применение получила лишь реализация имущества. Глава правового бюро “Олевинский, Буюкян и партнеры” Эдуард Олевинский уточняет, что случаи утверждения плана реструктуризации долгов встречаются “не чаще, чем успешные процедуры внешнего управления в отношении юрлиц,— они единичны”. По данным “ЕслиБанкрот.рф”, пока это удалось только двум гражданам-должникам. Причины непопулярности механизма в низком доходе должников или его отсутствии, а также нежелании кредиторов давать длительные рассрочки в отсутствие уверенности соблюдения графика выплат.

О случаях успешной реструктуризации говорить слишком рано — сроки выполнения планов закончатся лишь через два-три года. Например, в отношении Константина Чернышева из Удмуртии (должен 23 млн руб. шести кредиторам) был утвержден трехлетний план реструктуризации за счет сдачи в аренду офисных помещений в Ижевске и продажи заложенного оборудования. Средства будут распределяться кредиторам ежемесячно, пропорционально сумме требований, но первые выплаты начнутся только через год.

Нередко при рассмотрении заявления о банкротстве суды сразу назначают реализацию имущества со ссылкой на то, что у должника нет источников дохода. При этом во многих решениях не указывается сумма долгов банкрота и уровень доходов, лишь констатируется “невозможность восстановления платежеспособности”. Это не только затрудняет анализ критериев, по которым суд считает лишним тратить время на реструктуризацию, но и не позволяет оценить средний уровень долга банкротов. Так, признавая банкротом Алексея Осипова, арбитражный суд Амурской области не указал даже общей суммы долгов, а в решении арбитражного суда Самарской области по Елене Сегал, задолжавшей 50,8 млн руб., не назван размер ее зарплаты, но есть вывод о невозможности реструктуризации.

Бывают и обратные ситуации. Иногда в списке активов должника, подлежащих реализации, указывается почти вся домашняя утварь, которую продают в упрощенном порядке, в том числе через Avito. Так, Нурджахан Абиева из Омской области за долги в 1,8 млн руб. лишилась СВЧ-печи, холодильника, стиральной машинки и набора мебели, оцененного в 1,5 тыс. руб. У пенсионера Алексея Костина из Башкирии с долгом 6,8 млн руб. были изъяты кухонный стол, диван, шкаф и стулья. А в описи имущества Сергея Петрова из Оренбургской области, задолжавшего 3,9 млн руб., обнаружился баян и механическая коробка передач.

Процедура реализации имущества по общему правилу занимает всего шесть месяцев, но может продляться. По данным “ЕслиБанкрот.рф”, за год суды завершили лишь около 800 дел о банкротстве граждан (о предложениях по упрощению процедуры см. www.kommersant.ru). Почти все они закончились реализацией имущества, но не всем банкротам суды согласились простить и списать долги — примерно 2% получили отказ со ссылкой на недобросовестность должника. Олеся Саламова подчеркивает, что такое утверждение “должно быть подкреплено неопровержимыми доказательствами”. Однако Эдуард Олевинский указывает, что среди “непрощенных” банкротов оказались как те, кто предоставлял ложные сведения и скрывал активы, так и те, кто потерял работу или просто не имел имущества для расплаты с кредиторами.

Нетривиальные ситуации

Вопросов к практике добавляют и необычные случаи, например, банкротство умерших или иностранцев. Первую категорию еще называют банкротством наследственной массы. Такие дела возникают не только при обращении наследников или кредиторов, но и в случае смерти гражданина, успевшего подать заявление о банкротстве, но не дожившего до суда. Тогда вместо должника в процессе участвуют его наследники, принявшие наследство.

Суды пока неохотно соглашаются банкротить таких должников. Например, суд признал Казбека Пшигонова из Адыгеи, подавшего на банкротство, но умершего за месяц до слушания, “банкротом после его смерти” и ввел реализацию имущества. Но скончавшегося до заседания Юрия Вассунова суд банкротить отказался, посчитав, что “смерть гражданина является тем событием, которое устанавливает факт завершения процедуры банкротства”. Банк “ГПБ-Ипотека” не смог добиться банкротства в отношении наследства Светланы Селягиной за долги по ипотеке — по мнению суда, банку нужно было сначала предъявить требования к страховщику, застраховавшему жизнь заемщика по условиям ипотечного договора. Наследникам Сергея Маторина было отказано в банкротстве наследственной массы из-за того, что по оценке суда она превышает долги умершего. По мнению Эдуарда Олевинского, в этой ситуации суд поступил верно, поскольку к банкротству умершего неприменима процедура реструктуризации долгов.

По делам о банкротстве иностранцев единой позиции тоже нет. Так, арбитражный суд Москвы счел невозможным рассмотреть заявление о банкротстве гражданина Германии, бывшего совладельца автодилера ГК “Независимость” Аркадия Брискина. Но кассационный суд отправил дело на новое рассмотрение, обязав первую инстанцию изучить обстоятельства, свидетельствующие о “тесной связи” должника с Россией: ведение здесь бизнеса, а также наличие квартиры в Москве, в которой господин Брискин был прописан. Заявление гражданки Украины Натальи Кузнецовой о своем банкротстве при этом прошло без проблем: арбитражный суд ЯНАО ввел процедуру реструктуризации, посчитав, что российский закон не содержит ограничений для применения к иностранцам, и установив, что “центр основных интересов” должника находится в России (вид на жительство, квартира, работа и пенсия), а долги возникли перед российским банком.

Мнения юристов тоже разделились. Господин Олевинский допускает возможность банкротства иностранцев исходя из принципа взаимности. Его поддерживает Антон Бабенко: “Закон позволяет банкротство иностранного гражданина, потому что не делает для них исключений”. “Но прямых указаний на возможность банкротства иностранных граждан в России в законе нет”,— возражает Иван Коршунов. Проблему мог бы решить законопроект о трансграничной несостоятельности, предложенный Минэкономики еще в 2011 году, но он так и не был принят. Впрочем, господин Коршунов напоминает, что проект не распространялся на иностранных граждан, не являющихся предпринимателями.

Тем не менее вопрос о возможности банкротства иностранцев требует урегулирования. О существовании проблемы свидетельствует и то, что к этой тенденции подключилась ФНС РФ, подав заявление на гражданина Азербайджана Имрана Гараева. Оно назначено к рассмотрению на 11 октября. Выяснить, сколько всего предпринято попыток обанкротить иностранцев, затруднительно — в картотеке арбитражных дел есть примеры банкротства граждан, рожденных в СССР или странах СНГ, но без указания их сегодняшнего гражданства.

“Никто не хочет три года получать от должника по копейке”

Игорь Вышегородцев, директор воронежского филиала СРО АУ “Авангард”.

— Как бы вы оценили итоги введения банкротства для граждан спустя год?

— Полный провал закона о банкротстве физлиц.

— Почему?

— Потому что нужно действовать нормальными рыночными методами, а у нас пытаются делать военный коммунизм. Арбитражных управляющих принуждают браться за невыгодные процедуры банкротства физлиц, потому что надо спасать народ от кредитного рабства. При этом риски по дисквалификации, штрафы, расходы на объявления, поездки в другую область в суд никого не интересуют, а когда управляющий заикается о возмещении, его обвиняют в том, что он плохой и жадный. Получается, управляющий должен работать бесплатно.

— Но управляющие все-таки сейчас берутся за дела граждан?

— Берутся за те, где у должников есть имущество или хотя бы шанс, что оно есть, например дела Исмаилова, Кехмана. Там семипроцентное вознаграждение возможно от суммы погашенных реестровых требований. Понятно, что имущество может быть спрятано и управляющему нужно его искать.

— Вы лично ведете банкротства граждан?

— У меня было такое дело, но я из него уже вышел. Имущества у должника не было, и на первом собрании кредиторов я сказал, что не хочу дальше вести эту процедуру, поскольку там нет денег и активов, я не вижу смысла работать по этому должнику. Кредиторы после этого проголосовали за другую СРО, но она не смогла с первого раза предоставить управляющего, и из-за этого переносили судебное заседание, чтобы дать время СРО уговорить хоть кого-то вести дело. В итоге нашли кандидатуру, но с трудом.

— Как вы относитесь к идее ввести упрощенную процедуру банкротства?

— Сама идея хорошая. Но предложения Минэкономики предполагают отсутствие управляющего, то есть гражданин должен сам заниматься судом. Но я не представляю, как это возможно в принципе. Как должник без образования соответствующего и без опыта будет сам вести свою процедуру? Во всем цивилизованном мире есть управляющие в банкротстве, а мы такие умные, мы и без них обойдемся. Даже если сделать шаблоны для заполнения документов должником, это не гарантирует того, что он все сделает правильно и честно. Для этого нужен управляющий как обладающее квалификацией независимое лицо для соблюдения баланса интересов должника и кредиторов. На мой взгляд, упрощенная процедура нужна, но обязательно с участием управляющего. Стоимость такой процедуры должна быть меньше, но и требования к управляющему в ней должны быть меньше, чтобы его не привлекали к административной ответственности за мелкие формальные нарушения.

— Мы заметили, что реабилитационная процедура — план реструктуризации — к гражданам практически не применяется. С чем это связано?

— С тем же, с чем и при оздоровительных процедурах юрлиц: кредиторы не хотят ждать. Они хотят денег прямо сейчас, никто не хочет три года получать от должника по копейке. Кроме того, разработать хороший план реструктуризации — это большая и дорогостоящая работа с привлечением специалистов. Если кто-то предложит сделать его за 1 тыс. руб., мы все к нему придем. А должнику план тоже невыгоден. Ему нужно как можно быстрее списать долги — он взял кредит, переоформил имущество на тещу, а теперь ждет, что ему суд все простит.

— Если ни кредиторы, ни должники не хотят, то зачем вообще план реструктуризации, может, это лишнее?

— Процедура нужна, потому что всегда должен быть выбор. Даже если таких случаев три на миллион, все равно такая возможность у людей должна быть. Например, бывает, что у человека есть желание и возможность расплатиться при условии рассрочки, но кредиторы на нее не согласны. Для этого у суда есть полномочия при отказе кредиторов все равно утвердить план и дать возможность должнику избежать банкротства.

“Государство разрешило продавать спички, но не создало пожарную службу”

Павел Медведев, финансовый омбудсмен.

— Можно ли сказать, что за прошедший год институт банкротства физлиц заработал в полную силу?

— Статистика такова: подано 33 тыс. заявлений, из них принято около 15 тыс., до конца доведено только 497 дел. Это полное фиаско, потому что людей, у которых безнадежные долги (с просрочкой более трех месяцев), около 7-8 млн. Где-то 600-700 тыс. имеют плохие долги на сумму больше 500 тыс. руб., то есть в точности подходят под закон. Гора родила не мышь, а микроба.

— В чем причина?

— Закон слишком сложный и дорогой. Его применение обходится гражданину по меньшей мере в 100 тыс. руб.: затраты на финансового управляющего, объявление о банкротстве, на адвоката и судебные издержки. Если должник не мошенник, ему таких денег взять негде. Ситуация становится все более трагической. Хоккеист, который недавно покончил с собой (Петр Девяткин.— “Ъ”), погиб, потому что у него не оказалось никакого инструмента, чтобы справиться с закредитованностью. Государство разрешило продавать спички, но не создало пожарную службу.

— А что мешает создать пожарную службу?

— Безразличие и фарисейство. Несколько месяцев общественное внимание было приковано к проблеме коллекторов. В конце концов был принят гуманный закон, который запрещает коллекторам не только убивать, но даже калечить должников (по-видимому, раньше было можно!). Я получаю огромное количество заявлений от граждан, имеющих проблемы с долгами, так много, что сотрудники не успевают вскрывать конверты. На первом месте по частоте обращений — просьбы о реструктуризации долгов, а жалобы на некорректное взыскание задолженности — на четвертом-пятом. Да и то в основном взыскивают банки и микрофинансовые организации, а не коллекторы.

— Как можно помочь должникам?

— Нужно немедленно и существенно упростить закон о банкротстве физических лиц, так, чтобы обращение граждан с относительно небольшими долгами — скажем, от 500 тыс. до 3 млн руб.— не требовало дорогостоящей юридической поддержки. Для таких долгов заемщик может сам быть своим финансовым управляющим, как предполагали первые варианты закона. И только для долгов свыше 3 млн руб. процедура может быть долгой и дорогостоящей. И, конечно, срочно требует решения своей судьбы самый массовый мелкий заемщик с долгом менее 500 тыс. руб. Его нельзя пропускать через суд — себе дороже. Соответствующий велосипед человечество изобрело несколько десятилетий назад. Это институт финансового омбудсмена, который для физлиц работает бесплатно.

— И что он делает для граждан?

— Несколько первых лет своего существования он неплохо справлялся с лечением основной болезни, в значительной части случаев договариваясь о реструктуризации долга. В последнее время это стало невозможно, так как практически исчезли проблемные заемщики, которые должны только одной финансовой организации. Теперь у должника по пять-семь и больше кредиторов. Согласовать же реструктуризацию долгов перед несколькими кредиторами финансовому омбудсмену, не опирающемуся на закон (а закон, вопреки распоряжению президента, до сих пор не принят), оказывается невозможным. Каждый кредитор тянет одеяло на себя.

Если бы у финансового омбудсмена был определенный законом официальный статус, он мог бы договориться с ЦБ о снижении требований по резервам под реструктурированные и хорошо обслуживаемые кредиты. Это было бы существенным стимулом для банков соглашаться на реструктуризацию. Сложнее решить проблему банкротства в традиционном понимании, то есть освобождения от обязательств после продажи того имущества, которое можно продать по закону. Выходом могло бы быть поручение подготовить схему (план) банкротства финансовому омбудсмену, которую потом утверждал бы суд.

Что предлагается изменить в банкротстве граждан

В связи с тем, что число банкротств граждан растет, увеличивая нагрузку на судебную систему, необходимо дальнейшее совершенствование этой процедуры. Как среди участников рынка, так и среди чиновников находит поддержку идея введения упрощенного или уведомительного банкротства. Впрочем, критерии, при которых оно будет возможно, пока точно не определены. Законопроекты об этом сейчас разрабатывают Минэкономики и Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих (ОРПАУ).

Проект ОРПАУ предполагает быстрое, в течение нескольких месяцев, банкротство физлиц, задолжавших от 50 тыс. руб. до 1 млн руб. и имеющих активы стоимостью до 500 тыс. руб. После уведомления кредиторов и при отсутствии от них возражений управляющий продает имеющееся у должника имущество, а оставшиеся непокрытыми долги списываются. Минэкономики же выступает за проведение упрощенной процедуры без арбитражного управляющего, предлагая переложить оформление документов, взаимодействие с кредиторами и участие в судебном процессе на самого должника.

Эдуард Олевинский считает отстранение управляющих от банкротства «опасной идеей». По его мнению, оптимизировать процедуру банкротства нужно, но достаточно было бы упростить вход должников в процедуру за счет сокращения перечня документов, прикладываемых к заявлению должника, а также обеспечения технической возможности дистанционного участия управляющего в делах, рассматриваемых в других регионах. Олеся Саламова, напротив, считает упрощение банкротства граждан «нецелесообразным»: «Уведомительный порядок, на мой взгляд, приведет к увеличению злоупотреблений со стороны должника. Процедура банкротства и так достаточно подробно урегулирована». Иван Коршунов поддерживает саму идею упрощенного порядка, полагая, что уведомительное банкротство может сократить судебную работу и расходы. Обеспечить честное уведомление должником всех кредиторов и раскрытие имущества он предлагает через ужесточение уголовной ответственности за недобросовестные действия.

Юристы видят необходимость и в других изменениях закона. Антон Бабенко считает необходимым повысить вознаграждение управляющих (сейчас 25 тыс. руб. за всю процедуру) и сделать его ежемесячным, как при банкротстве юрлиц. Кроме того, Эдуард Олевинский полагает, что повышению эффективности банкротства помогло бы подключение финансовых управляющих к государственным информационным системам. По мнению господина Бабенко, нужно позволить банкротство супругов в одной процедуре, а кредиторам разрешить банкротить должника исключительно по просуженному долгу. Ирина Волгина из юридической фирмы Sameta добавляет, что банки, имеющие право банкротить заемщиков без предварительного взыскания долга через суд, нередко пытаются таким же образом банкротить и поручителей, хотя закон этого прямо не разрешает. Сейчас суды разных регионов занимают противоположные позиции по поводу наличия у банков такого права в отношении поручителей.

Анна ЗАНИНА, Андрей РАЙСКИЙ

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.

РБК: Куда вложиться в кризис

В кризис россияне стали больше копить и меньше тратить, пишет в своем обзоре Sberbank CIB. Как это может повлиять на инвестиционные предпочтения населения?

За последние два года финансовое поведение россиян значительно изменилось — теперь они откладывают примерно десятую часть своего дохода на черный день, избегают крупных покупок и реже берут потребительские кредиты, говорится в обнародованном сегодня исследовании Sberbank CIB под названием «Макростратегия России: больше сберегать, меньше потреблять».

Сам вывод не нов, но интересны детали: в структуре накоплений россиян также произошли некоторые изменения, и в ближайшие годы эти перемены скажутся на финансовых рынках, вынудят частных инвесторов скорректировать свои стратегии. Что будет меняться?

Ретейлеры исчерпали потенциал

По мнению Sberbank CIB, стремление населения больше сберегать и меньше тратить ударит прежде всего по потребительскому сектору, который несколько лет подряд рос опережающими темпами. В период с января 2006 года по январь 2014 года акции ретейлеров подорожали в общей сложности на 138%, обогнав индекс ММВБ, который за это время увеличился лишь на 28,5%.

Однако если в благополучные годы население направляло на сберегательные цели в среднем 7% от своего чистого дохода, то в кризисном 2015 году доля сбережений россиян достигла самой высокой отметки за последние десять лет — 11,5%. Sberbank CIB ожидает, что в 2016 году этот показатель продолжит расти и составит 11,5–12%, а в следующие несколько лет он будет сохраняться на уровне 8–9%. Это означает, что у акций ретейлеров больше нет потенциала к серьезному росту, заключает Sberbank CIB.

Недвижимость снова в моде

Компании-девелоперы могут стать одними из главных бенефициаров текущего кризиса, подчеркивается в обзоре Sberbank CIB. «Наиболее ликвидные акции в секторе недвижимости торгуются на довольно низких уровнях. Мы считаем, что рынок игнорирует потенциал роста в этом секторе», — пишут авторы исследования во главе со старшим экономистом Антоном Струченевским. Он считает, что российские семьи по-прежнему активно берут ипотечные кредиты, в отличие от других кредитов.

По данным ЦБ, объем вновь выданных кредитов пока на докризисный уровень не вернулся: с начала года к 1 августа было выдано 460 тыс. кредитов (против 565 тыс. за тот же период 2014 года). Но портфель кредитов по сравнению с 1 января 2014 года вырос более чем на 50% — до 4,2 трлн руб.

Банк считает, что высокий интерес к ипотеке обусловлен более привлекательными процентными ставками и тем, что россияне рассматривают ипотеку как одну из стратегий сбережения денег. «Рост ипотечного кредитования также отражает снижение потребления, так как домохозяйства вкладывают деньги в недвижимость и выплату процентов по ипотеке», отмечается в исследовании. В Sberbank CIB считают, что у ипотечного кредитования неплохие перспективы. Его объем равен примерно 5% от ВВП России, тогда как в развитых странах объемы жилищного кредитования соответствуют 20–100% от ВВП.

Банки оживают

Российский финансовый сектор также будет чувствовать себя довольно неплохо в ближайшие годы. По мере сокращения структурного дефицита ликвидности и замедления инфляции в стране Центробанк продолжит снижать ключевую ставку. Реальные процентные ставки по долгосрочным вкладам будут падать, что приведет к росту качества банковских активов. А снижение ставок по кредитам, в свою очередь, позволит банкам привлечь крупных заемщиков из корпоративного сектора.

Сокращение ключевой ставки ЦБ вместе с ростом объема сбережений россиян позитивно скажется и на долговом рынке. В долгосрочной перспективе доходность рублевых облигаций будет снижаться, а цены на эти бумаги пойдут вверх. Поскольку объем российского долга в государственном и корпоративном секторе остается одним из самых низких в мире, после смягчения монетарной политики Россия сможет активнее финансировать будущий экономический рост за счет внутренних заимствований, отмечают эксперты из Sberbank CIB.

Спорные советы

Заместитель начальника управления анализа рынка акций ИК «Велес Капитал» Василий Танурков считает выводы Sberbank CIB о последствиях кризиса для финансовых рынков несколько устаревшими. По его словам, росту спроса на недвижимость способствовали снижение цен на квартиры и запуск программы субсидирования ипотеки в 2015 году. После окончания этой программы потенциала для существенного удешевления ипотечного кредитования нет: для этого нужно, чтобы ключевая ставка ЦБ снизилась сразу на 3–4 п.п., говорит эксперт.

Он подчеркнул, что «ипотечный бум» уже отыгран в ценах на акции компаний застройщиков. К примеру, бумаги группы ЛСР с начала 2015 года выросли почти на 90%. Из этого следует, что большого потенциала к росту у них нет, заключает Танурков.

Главный аналитик УК «Ронин Траст» Андрей Верхоланцев согласился с выводами Sberbank CIB о компаниях потребительского сектора: туманные перспективы изменения доходов населения и замедление спроса не дают рассматривать акции ретейлеров как инвестиционные идеи. Впрочем, то же самое касается и застройщиков, добавляет Верхоланцев.

Аналитик ФГ «Финам» Богдан Зварич убежден, что в потребительском секторе есть по крайней мере один эмитент, который сумеет сохранить свой статус голубой фишки — сеть магазинов «Магнит». «У этой акции есть неплохой потенциал роста уже в этом году благодаря увеличению темпов роста выручки», — поясняет Зварич.

Он также отмечает улучшение ситуации в банковском секторе, добавляя, что инвестору стоит сконцентрироваться на акциях банков из первого эшелона (вроде Сбербанка или ВТБ), которым точно не грозит отзыв лицензии. А вот девелоперы будут привлекательны для покупки только через год-два, когда ЦБ снизит ключевую ставку более существенно и потребительский спрос восстановится, заключает эксперт.

Данил СЕДЛОВ

Газета.Ru: Минфин: ФНБ будет израсходован до 500 млрд рублей к концу 2019 года

Фонд национального благосостояния (ФНБ) будет израсходован до уровня 500 млрд руб. к концу 2019 года, заявил глава Минфина Антон Силуанов в рамках форума «Сочи-2016», сообщает ТАСС.

«Объемы всех резервов — ФНБ и Резервного фонда — остается только 500 млрд руб. в конце трехлетки. Эти 500 млрд руб. останутся из ФНБ (Резервный фонд будет полостью исчерпан – прим. «Газета.Ru»), — сказал министр.

Он также отметил, что необходимо аккуратно относится к тратам ФНБ на новые проекты.

«В условиях, когда мы тратим резервы, ФНБ в рамках трехлетки будет использован для закрытия «дыры» в бюджете», — подчеркнул Силуанов.

Ранее сообщалось, что Резервный фонд будет исчерпан в 2017 году.

Reuters: Кудрин призвал отодвинуть исполнение «майских» зарплатных указов Путина

Бюджетный пирог стал более диетическим, сказал министр финансов РФ Антон Силуанов, а его предшественник на этом посту Алексей Кудрин призвал привести расходы бюджета к реалиям и отказаться в условиях падающих доходов населения от быстрого наращивания зарплат бюджетников, предусмотренного “майскими указами” президента.

Президент РФ Владимир Путин распорядился в мае 2012 года повысить зарплаты врачам, учителям, работникам культуры, преподавателям, привязав их к средней зарплате по региону, что вылилось в серьезную нагрузку на бюджеты субъектов РФ. Целевые ориентиры, обозначенные к 2018 году, выполнять региональным бюджетам все тяжелее из-за ухудшения экономической ситуации.

“Чтобы повысить зарплату при нерастущих доходах, мы должны будем сократить ремонты школ, обеспечение оборудованием и материалами больниц, у нас будет меньше в больницах лекарств… Это опасный маневр”, – сказал Кудрин на инвестиционном форуме в Сочи.

Реальные располагаемые доходы населения сокращаются 22-й месяц подряд, в августе 2016 года они упали на 8,3 процента в годовом выражении.

“Я бы сегодня сделал более длительный срок на выполнение указов, отложил, чтобы более оптимально выполнять в условиях сжатого бюджета эти обязательства. С учетом того, что экономика пока падает и рост доходов не будет быстрым, нужно наращивать зарплату только в меру наращивания доходов. Это экономический закон”, – сказал Кудрин.

Глава Сбербанка Герман Греф оценил расходы на выполнение указов в сумму от 600 миллиардов рублей до 1,2 триллиона рублей.

“В районе триллиона рублей, плюс-минус дополнительные расходы”, – сказал он.

По прогнозам Кудрина, в ближайшие три года фонды оплаты труда субъектов РФ должны вырасти в рамках выполнения зарплатных указов на 500-800 миллиардов рублей.

“Это при том, что общий объем доходов в номинале останется на том же уровне или символически прирастет”, – сказал он.

Предложение Кудрина о переносе сроков выполнения указов нашло живой отклик.

“Готова в ноги упасть Алексею Леонидовичу, сказал то, что уже давно пора сказать. Нужно отодвигать исполнение указов. Бюджеты регионов рухнут”, – сказала Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики.

“Это шизоидальная система, когда надо одновременно выполнять зарплатные указы, по дорогам, по поддержке импортозамещения в агросекторе, а у тебя свободы маневра нет вообще. Нельзя все шишки перекладывать на субъекты”, – сказала она.

Жалко Силуанова

Бюджет на 2016 год сверстан с дефицитом 2,36 триллиона рублей, или 3,0 процента ВВП исходя из цены на нефть $50. Минфин РФ в октябре-ноябре внесет поправки в бюджетный закон, понизив среднегодовую цену нефти до $40 и повысив оценку дефицита из-за сокращения доходов до 3,5-3,7 процента ВВП.

Минфин предусматривает ежегодное снижение дефицита бюджета на 1 процентный пункт ВВП: до 3,2 процента ВВП в 2017 году, 2,2 процента ВВП в 2018 году и 1,2 процента ВВП в 2019 году.

“Мы проводим политику, чтобы привести бюджет к реалиям. Когда доходы сократились почти на треть, надо соответственно и расходы приводить. Дефицит бюджета – это те же самые налоги. Мы должны сделать его сбалансированным”, – сказал Силуанов на деловом завтраке Сбербанка.

Министр пообещал, сокращая дефицит бюджета, не повышать налоги и дать возможность ЦБ снижать ставки.

Нужно провести консолидацию примерно на 4,0-4,5 процента ВВП в основном за счет сокращения расходов и в минимальной степени дополнительных доходов, сказал руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич.

Большие резервы он видит в структуре расходов, которые не работают на рост и ориентированы скорее на потребление, а не развитие.

“Можно только посочувствовать министру финансов. На 1,5 триллиона рублей нужно сократить дефицит бюджета”, – сказал Греф.

Кудрин присоединился к Грефу в выражении сочувствия:

“Мне отчасти жаль Антона Германовича (Силуанова), ему сложнее, чем мне было. Перед страной стоят более серьезные задачи”.

“Вот вы говорите жалко Силуанова, а население не жалко?” – ответил им Андрей Макаров, глава бюджетного комитета Госдумы прошлого созыва.

Дарья КОРСУНСКАЯ, Елена ФАБРИЧНАЯ

РБК: Силуанов ухудшил прогноз по дефициту бюджета в 2016 году

По словам главы Минфина Антона Силуанова, дефицит федерального бюджета может составить 3,5-3,7% ВВП. В июле этого года министр прогнозировал дефицит на уровне 3,3% ВВП.

Дефицит федерального бюджета по итогам 2016 года может составить от 3,5% до 3,7% ВВП, заявил журналистам министр финансов России Антон Силуанов. По его словам, увеличение бюджетного дефицита связано с уточнением ряда расходных статей.

«Будет ряд поправок, которые предложили министерства и ведомства в части перераспределения ресурсов с одних позиций на другие, больше технические — порядка 25-30 млрд рублей», — сказал министр (цитата по «Интерфаксу»). В июле 2016 года Силуанов прогнозировал, что дефицит федерального бюджета по итогам года составит 3,3% ВВП.

Глава Минфина отметил, что точный размер дефицита будет зависеть от структуры сделки по приватизации госпакета акций «Башнефти». «Если она будет структурирована через «Роснефть» и «Роснефтегаз» — это уменьшит дефицит бюджета, потому что это через доход к нам придет. Если это будет структурирована как обычная сделка, не связанная с «Роснефтью» — значит, это будет просто источник финансирования дефицита», — пояснил Силуанов.

Объем расходов Резервного фонда на покрытие бюджетного дефицита, по словам министра, не изменится, оставшись на уровне 2,1 трлн руб.

Ухудшенный главой Минфина прогноз дефицита бюджета почти совпал с оценкой Банка России (3,6%), однако остался более оптимистичным, нежели прогнозы экспертов. Так, по прогнозу аналитиков, международного рейтингового агентства Fitch, в 2016 году дефицит бюджета РФ составит 3,9%.

Согласно закону о федеральном бюджете на 2016 год, дефицит должен составить лишь 3%.

В конце августа 2016 года сообщалось, что Минфин предлагает обсудить несколько способов увеличения доходов бюджета, в том числе за счет повышения налогов на прибыль, имущество организаций, НДС, НДФЛ и страховых взносов.

Глава Счетной палаты Татьяна Голикова отмечала, что дефицит федерального бюджета можно сократить на 1 трлн руб. при условии более эффективного использования средств.

Евгений КАЛЮКОВ

РБК: Герман Греф рассказал о потере дохода от личных инвестиций из-за налогов

Глава Сбербанка Герман Греф в кулуарах инвестфорума в Сочи признался журналистам, что не смог заработать дополнительный доход на валютных облигациях. Весь полученный доход, по его словам, пошел на уплату налогов.

Герман Греф сообщил, что год назад вложил личные деньги в валютные бонды, однако получить высокий доход ему не удалось.

«Там есть проблема с налогообложением. Все, что я по повышенной ставке заработал на бондах, я отдал на налоги», — пожаловался глава Сбербанка (цитата по «Интерфаксу»). По его словам, в результате чистый доход от инвестиций в облигации получился примерно равным доходности вкладов в банке.

«То есть игра свеч не стоила», — оценил Греф результаты своих инвестиций.

Он также призвал очень аккуратно отнестись к тому, чтобы дать доступ к инструментам с фиксированной доходностью неквалифицированным инвесторам. Греф напомнил, что государство уже привлекало граждан к участию в «народной приватизации». «Была народная приватизация. Она, мы знаем, чем закончилась», — отметил глава Сбербанка.

Сейчас физлица могут купить облигации на бирже, просто открыв брокерский счет, однако доход от этих операций облагается налогом в 13%. Минфин разработал поправки в Налоговый кодекс, освобождающие граждан от уплаты налога на доходы физлиц (НДФЛ) с купонного дохода по рублевым корпоративным облигациям, однако документ до сих пор не принят Госдумой.

В ЦБ считают, что налоговые льготы должны распространяться не только на держателей облигаций, но и на тех граждан, которые инвестируют в долговые инструменты через паевые фонды. «Розничный инвестор, приобретая облигацию, не должен платить налоги на купон и налоги, если он держит облигации до погашения. Банк России просит дополнить, чтобы те же льготы применялись, если этот бонд покупается инвесторами не напрямую, а через паевой инвестиционный фонд», — говорила в начале сентября директор департамента развития финансовых рынков ЦБ Елена Чайковская.

Альберт КОШКАРОВ