Известия: Опрос: следует ли доверять деньги банкам в период нестабильности?

Как вы считаете, в период нестабильной финансово-экономической ситуации в стране следует ли доверять свои деньги банкам?

Павел Гагарин, председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа»

Нет, в такой период доверять свои деньги банкам не следует. Банки — не «остров стабильности», изолированный от других отраслей, они подвержены тем же рискам и проблемам, что и вся экономика, и имеют множество своих: невозможность вследствие санкций привлекать долговое финансирование на Западе, зачистка рынка Центральным банком, прочие аспекты политики регулятора…

Компаниям следует заниматься оптимизацией издержек и минимизацией рисков ведения бизнеса, повышением эффективности и инвестиционной привлекательности бизнеса — чтобы не компания вкладывала деньги в банки, а банки и другие инвесторы кредитовали компанию. Физическим лицам советую инвестировать не в банки, а в себя и своих близких: в лечение и профилактику болезней, обучение, профессиональное развитие. Это тоже повышение вашей привлекательности для работодателя и способ обезопасить себя от потери работы.

Лариса Рожкова, директор департамента правового и налогового консалтинга АКГ «ДЕЛОВОЙ ПРОФИЛЬ» (GGI)

Первое, что страдает в любой кризисной ситуации, — это доверие: банков друг к другу, населения к банкам. Если ориентироваться на данные регулярного исследования «РосИндекс» компании Synovate Comcon, изучающей потребительское поведение в разных странах мира, сегодня почти каждый второй городской житель старше 16 лет испытывает недоверие к банкам.

В результате, по данным ЦБ РФ, на конец III квартала прирост депозитов по сравнению с прошлым годом снизился в 6,5 раза. Население в попытке сохранить сбережения в условиях девальвации рубля приобретало на выведенные из банковского сектора денежные средства стремительно дорожающую валюту, а также дорогостоящие товары длительного пользования.

В условиях дефицита ликвидности банков — как на фоне кризиса доверия населения, так и сокращения объемов межбанковского кредитования при отсутствии доступа к «дешевому» рынку заимствований у иностранных партнеров — банковский сектор вынужден повысить ставки по депозитам. При сохранении сложившейся тенденции не исключен дальнейший рост рассчитываемой ЦБ РФ средней максимальной процентной ставки по вкладам значительно выше уровня 10%. Дополнительной поддержкой банкам может стать инициатива депутата Госдумы РФ Анатолия Аксакова, предложившего повысить максимальную страховую сумму по банковским вкладам, выплачиваемую вкладчикам Агентством по страхованию вкладов в случае банкротства финансового учреждения, с 700 тыс. рублей до 1,5 млн рублей.

Впрочем, как и в любой инвестиции, в кризисный или стабильный период при вложении средств на депозиты стоит соблюдать общие правила — диверсифицировать портфель, то есть не складывать все деньги в одну «корзину», а также внимательно ознакомиться с условиями вкладов, отдав предпочтение тем банкам, которые позволяют забрать свои вложенные средства в любой момент без существенных потерь.

Василий Якимкин, доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, аналитик FIBO Group

Да, следует, но не всем. В такие периоды на первое место выходит надежность банка, а не доходность вложений. Есть риск, что в период нестабильной финансово-экономической ситуации АСВ (Агентство по страхованию вкладов) начнет не справляться со своими обязанностями или задерживать выплаты по страховым случаям. Поэтому лучше не надеяться на АСВ, а больше внимания уделить надежности вклада. Поэтому необходимо не только отслеживать рейтинг кредитной организации, но и научиться читать ее баланс, отыскивая слабые места.

В помощь клиентам коммерческих банков недавно Банк России опубликовал список системно значимых для РФ банков, которые в случае развития негативных процессов в банковской сфере могут рассчитывать на помощь государства. И у этих банков, как правило, самый высокий рейтинг в стране. Так что потенциальный клиент банка может ограничиться сотрудничеством только с банками из этого списка, если он не приемлет значительного риска. Но надо учитывать, что ставки по вкладам у системно значимых банков, как правило, ниже среднестатистических ставок по рынку.

Елена Топалева, директор Агентства социальной информации, член Общественной палаты РФ

Наверное, стоит, только прежде чем нести свои деньги в банк, надо его как следует проверить. Мы все являемся свидетелями ситуации, когда сегодня банки «рушатся» один за одним, и доверять можем только надежным банкам. Хорошо, что проверить банк сейчас легко — в интернете масса сайтов, аналитических выкладок и рейтингов банков, составленных различными независимыми экспертами и финансовыми аналитиками. Главное — не гнаться за заоблачными процентами, помнить, что если банк что-то пообещал, то не факт, что он это выполнит. Радует, что клиенты разорившихся банков могут рассчитывать на страховку от государства — страхование вкладов еще никто не отменял и, насколько я знаю, сегодня те, кто потерял свои вклады, исправно получают страховые выплаты.

Также я слышала, что некоторые банки сейчас в одностороннем порядке пересматривают процентные ставки по вкладам в сторону понижения, аргументируя такие действия инфляцией и сложной ситуацией в стране. Советую тем, у кого уже есть вклады, проверить — а не поступил ли ваш банк с вами подобным образом и не держите ли вы свой вклад в этом банке себе в убыток.

Вадим Ткаченко, партнер группы компаний vvCube

Нет, деньги можно доверять не всем банкам, так как лицензии продолжат отбирать. Банковская система сейчас нестабильна как никогда, поэтому если и не произойдет обвал, то, по крайней мере, риски очень велики. Надежность банка сегодня определяется наличием государственного участия в нем. Каждый день в банковской и финансовой системе России происходят существенные изменения: то курс доллара вырос, то цена барреля нефти упала. Такие события сильно влияют на ситуацию в стране и на прогнозы по дальнейшему развитию России.

Антон Сороко, аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ»

Да. Банки выполняют свою особую функцию. При этом сейчас в РФ существует страхование средств вкладчиков, так что, отдавая кредитной организации свои средства в сумме до 700 тыс. рублей, вы фактически отдаете их государству. Не доверять государству как контрагенту я смысла не вижу. Другой вопрос, что не стоит лишний раз рисковать своими средствами, пытаться максимально диверсифицироваться и стараться обезопасить себя как минимум от курсовых колебаний.

Forbes Russia: Петр Авен: «Меня больше интересует общество, чем личность»

Forbes Life представляет пять уникальных студенческих историй российских миллиардеров, занимающих верхние строчки в списке богатейших людей России. Это рассказы от первого лица: их герои вспоминают учебу, друзей (некоторые из которых стали их партнерами по бизнесу, другие — конкурентами), увлечения и успехи. Герой третьей истории — председатель совета директоров Альфа-банка Петр Авен, закончивший экономический факультет МГУ.

Я учился в московской школе №2. В то время это была самая интересная и лучшая школа в городе, по сути мехматовская, по атмосфере вполне ботаническая. Поступление в нее стало для меня настоящим культурным шоком.

Я рос в обычной семье московской технической интеллигенции, которую Солженицын вполне справедливо называл «образованщиной». В СССР был гигантский культурный разрыв между гуманитариями и технарями. И хотя папа у меня был доктор наук, и вообще семья была вполне интеллигентной, разрыв между моей семьей и гуманитарными семьями некоторых детей из Второй школы был огромный. У меня был одноклассник — сын крупнейшего советского социолога Леонида Гордона.

Когда я попал к ним на кухню, у меня было ощущение, что я просто собака.

Абсолютно другая гуманитарная культура, другой совершенно взгляд на жизнь, очень не советский, свободные разговоры.

Я поступил в МГУ на экономическую кибернетику, это математические методы анализа экономики, что-то между математикой и экономикой. И сделал это вопреки огромному давлению школы и семьи — меня готовили к мехмату. Но я твердо определил, что математическим гением не являюсь, а с гуманитарными вещами у меня все складывалось очень хорошо. Мой отец любил повторять известные слова академика Келдыша: науки делятся на естественные и противоестественные. Так что экономическая кибернетика была компромиссом между моим желанием заниматься гуманитарными вещами, с одной стороны, и семьей и школой, которые толкали на мехмат, — с другой. Вступительные по математике я написал за 40 минут. Что такое экономика, в тот момент я еще не понимал.

Однако оказалось, что это очень интересно. Меня вообще больше интересует общество, чем личность, если уж так говорить. А экономика — это про общество, про людей в целом. Марксизма и ленинизма было много, конечно. С другой стороны, на старших курсах стали появляться уже умные советские экономисты, не очень образованные, но умные, много понимавшие про нашу экономическую жизнь. Я был учеником, а впоследствии аспирантом академика Шаталина — выдающегося человека. К тому же на экономическом факультете была любая западная экономическая литература, абсолютно все. Собственно, команда Гайдара создавалась впоследствии из студентов экономфака, которые читали западные книжки.

С Гайдаром я познакомился в конце аспирантуры. Мы оба распределились во ВНИИ системных исследований в отдел к Шаталину. Я туда пришел скорее как математик — занимался обработкой больших массивов экономических данных, должен был обсчитывать все, что экономисты собирали. А Гайдар был чистым гуманитарием.

Мы очень быстро сошлись лично. У нас одно время был один стол на двоих. Мы с ним были из похожей среды, из успешных советских семей, социально достаточно близкие. Мы были лучшими студентами своих лет. Он был продвинутым больше, чем я, в экономических реформах. Безусловно, чрезвычайно образованный, у него была феноменальная, доставшаяся от отчима отца историческая библиотека. Егор на самом деле фантастически хорошо знал русскую историю. Он вообще видел себя в истории, исторической фигурой. Как оказалось впоследствии, он ею и стал.

И он был значительно более меня интегрирован в советскую жизнь. Он был интровертом, но умел заставить себя строить отношения, умел выпить.

Одна из вещей, которая меня поразила, — он легко мог выпить бутылку водки. Такое мужицкое крепкое начало.

Однажды мы поехали за город к одному из наших коллег разбирать сгоревшую дачу. Такой мужской коллектив, мужская среда с водкой, с огурцами солеными после рабочего дня. Мне тогда было нелегко общаться с малознакомыми людьми, а у него было умение и понимание, как это надо делать, общаться номенклатурно, что ли, у него был правильный тон разговора. Я собирался строить научно-экономическую карьеру, а он собирался делать более «сложную» и, безусловно, думал об этом. Как человек умный, отрабатывал в том числе и поведенческие стереотипы, которые должны этому способствовать.

Андрей Нечаев учился на год старше меня в аспирантуре, талантливый, блестящий студент. Чуть постарше были Дубинин и Шохин. Чуть моложе — Слава Кузьминов, сейчас ректор Высшей школы экономики, еще моложе была Эльвира Набиуллина. На курс младше меня учились Улюкаев, сегодняшний министр экономики, и Саша Жуков. Мы с ним играли в футбол, он, кстати, до сих пор это и делает. Еще Андрей Костин. Они были на курсе Гайдара. По университету я знал Сашу Мамута, хотя он был несколько моложе, учился на юрфаке, но у нас была общая компания какое-то время. И еще подружился на всю жизнь с Аленой Станиславовной Долецкой. Мы учились на одном курсе, но на разных факультетах — она, конечно, на филфаке.

Вокруг вообще было много ярких ребят. Уже не все живы. У меня был ближайший друг — старший внук Хрущева Никита Аджубей, сын Алексея Ивановича Аджубея, легендарного главного редактора «Известий». Никита умер несколько лет назад. Большая трагедия. Он был очень яркий и талантливый парень. Кстати, остался на кафедре в университете. Всю жизнь там работал.

Я готовил себя к чисто академической карьере. Мой отец — член-корреспондент Академии наук.

Наука в Советском Союзе была самым быстрым и самым спокойным социальным лифтом.

Опять же, не надо было заниматься общественной работой, к которой я испытывал искреннее отвращение. В какой-то момент надо было вступать в партию, это понятно, но это был максимум того, что от тебя требовалось. Карьера как у Шаталина — экономист, ученый, публикации. И работа с властью, потому что экономика подразумевает советы власти. Мне было интересно давать рекомендации, быть консультантом. Но у меня точно не было, в отличие от Егора, желания самому идти во власть, не было таких намерений.

У меня был товарищ с детства — Тема Майданик. Впоследствии он стал более известен как Артемий Троицкий. С Темой я познакомился классе в девятом, наверное. У него была одна страсть — музыка. Его мама по работе выписывала польские, кажется, музыкальные журналы. В общем, у него был доступ к западной музыке. Он меня просвещал, а потом стал знакомить со своими друзьями. В 1975 году на третьем курсе мы поехали с ним в Таллин на музыкальный фестиваль. Это был первый большой всесоюзный музыкальный фестиваль современной музыки. В поезде я познакомился с Матецким, с которым дружу до сих пор очень близко, со Стасом Наминым. Мы ехали в одном поезде, одной компанией, ночевали на даче у одного из музыкантов группы «Апельсин». Вот такая жизнь. Тема там был культовой фигурой, и он меня в это дело ввел. Это было, конечно, очень интересно. У меня нет музыкального слуха, играть я ничего не мог, но этот мир мне очень нравился. Девушки, музыка, все замечательно.

В какой-то момент у меня возникла идея организовать клуб, потому что самые модные места были связаны с музыкой. На концерты групп «Удачное приобретение», «Машина времени», «Високосное лето» нельзя было попасть, такое убийство. И я организовал клуб вместе с газетой «Московский комсомолец» под названием «Звуковая дорожка» — в газете была такая рубрика. Командовал этим человек по имени Юра Филинов. Мы договорились с профкомом МГУ, что вот у нас концерты всякие, давайте делать это открыто, давайте сделаем музыкальный клуб вместе с «Московским комсомольцем». И каким-то образом получили на это дело одобрение. Начиная с конца 1976 года мы стали делать концерты раз в месяц, раз в два месяца. Сначала в Восьмой столовой МГУ на Ленинских горах, потом место стало очень популярным и нам выделили место на Моховой, в театре МГУ. Мы стали все это называть «Музыкальными вечерами». Я приглашал тех, кого считал нужным, те же группы, Градского, я с ним познакомился на этой почве, тогда он еще был женат на Анастасии Вертинской. С Андреем Макаревичем я с тех пор в добрых отношениях.

В конце моего первого года аспирантуры это уже была дико популярная вещь, попасть было нельзя, ломали трубы, окна, чтобы оказаться на концерте.

Это продолжалось примерно два с половиной года — мы успели провести всего 8–10 концертов, каждый был большим событием. В какой-то момент меня вызвали в профком и сказали, что надо закрывать клуб — много жалоб, писем, анонимок. Выбор был простой — либо делать нормальную советскую карьеру аспиранта, либо заниматься этим дальше. Я сделал выбор в пользу карьеры.

Кстати, когда началось расследование истории с клубом — она была признана не вполне советской, — меня полностью спасло то, что у нас не было финансовой составляющей. Билеты были бесплатные, мы их распространяли. Я не зарабатывал на этом ни копейки денег. Кто-то, наверное, спекулировал билетами, но я никогда не касался. То есть со мной ничего нельзя было сделать.

У меня было, конечно, внутреннее ощущение, что я могу заниматься бизнесом, то есть какой-то организационной хозяйственной работой. Я, в частности, занимался изучением хозяйственной практики, в колхозы ездил в какой-то момент с академиком Заславской.

И не сомневался, что смогу поднять отстающий колхоз.

Но такой карьеры я для себя не видел. Когда я начал уезжать в Австрию — по контракту, заниматься наукой, надо было в партию вступать, и я возглавил в Октябрьском районе совет молодых ученых. Это верх и низ моей административной карьеры.

В принципе можно было еще думать о хозяйственной или мидовской карьере, но этого не случилось. В Австрии я стал писать разные бумажки по экономическим реформам и благодаря Шохину попал в поле зрения советского руководства. Шохин был помощником Шеварднадзе. Бумажки, которые я писал, он подкладывал Шеварднадзе, поэтому я стал… Да, важным человеком. Я бойко писал и через какое-то время начал получать предложения (еще в советское время) возглавить один из экономических департаментов МИДа. Это была бы гигантская советская карьера. Но я отказался.

Оказался ли я самым успешным выпускником нашего курса? А как определить, что такое успешность? Дело ведь такое.

Юлия ТАРАТУТА, главный редактор ForbesLife и ForbesWoman

Известия: Не прячьте ваши денежки

В России и в мире в настоящее время наблюдается экономический спад, рубль по ряду субъективных и объективных причин ослабел по отношению к мировым валютам, драгоценные металлы дешевеют, а потребительские цены растут. Можно ли в настоящее время заработать или хотя бы обезопасить свои денежные средства от обесценения, а, может, стоит вообще просто спрятать их под матрас?

В то время как финансовые эксперты уже давно решили заработать на повышении курса доллара и евро, такая мысль постепенно начала приходить в голову простым гражданам. Но, к сожалению, слишком поздно.

Конечно, мало кто ожидал, что доллар сможет приблизиться к отметке в 50 рублей, но дальнейшее падение рубля уже маловероятно, и эксперты в один голос твердят, что сегодня скупать валюту уже не стоит. «Многие на фоне ослабления курса рубля к доллару предпочитают держать деньги в иностранной валюте или открывать валютные депозиты. Но сейчас не самый подходящий момент для покупки валюты, — отмечает Алексей Машера, старший аналитик банка «Глобэкс». — Она сейчас на своем пике. До конца года мы ожидаем укрепление рубля к уровню 41–42 рубля за доллар при условии отсутствия резкого обострения ситуации вокруг Украины и ужесточения санкций. Также, не думаю, что сейчас подходящее время и хранить деньги «под подушкой».

Модные акции

В настоящее время заработать на рынке акций стало возможным для любого человека и не обязательно для этого обладать большим объемом наличных средств. В зависимости от брокерской компании начальный размер инвестиций может составлять от 10 тыс. до 30 тыс. рублей, если сделки за вас будет проводить эксперт по вашему запросу. В ином случае можно открыть свой собственный клиентский счет и покупать либо продавать акции самостоятельно, используя клиентские программы. Работать с акциями несложно, другое дело, что эта работа связана с риском все потерять, но можно и так же быстро заработать, достаточно только отслеживать рыночные тенденции и следить за событиями в России и в мире или просто следовать рекомендациям аналитиков.

Андрей Шенк, аналитик компании «Альфа-Капитал», считает, что выбор правильных идей и инструментов во многом зависит от горизонта инвестирования. «Например, если мы рассматриваем более конкретные сроки — до года, то и выбирать нужно исходя из текущей конъюнктуры. Основное событие последнего месяца — это ослабление рубля по отношению к доллару. В данном случае покупать валюту уже бессмысленно, так как основное движение уже пройдено», — отмечает эксперт. При этом, добавляет специалист, заработать еще можно, покупая акции российских компаний-экспортеров, в том числе акции металлургических компаний, производителей минеральных удобрений: «Экономика экспортеров существенно улучшается при девальвации рубля, но эти факторы пока не до конца заложены в стоимость бумаг».

В свою очередь, Оксана Лукичева, аналитик банка «Открытие», хочет развеять тезис о высоких рисках инвестиций в акции промышленных предприятий, отмечая, что при покупке ценных бумаг на собственные средства на длительный срок риски крайне низки: «Акции всегда растут, как бы парадоксально это ни звучало. Инвестиционная покупка хорошо подобранного портфеля акций может стать замечательным вложением средств».

Эксперт также считает интересной идею инвестиций в российский рынок акций. «Несмотря на весь вылитый на Россию негатив и «немодность» российского рынка акций среди инвесторов, наши компании приносят весьма неплохую дивидендную доходность, а кроме того, имеют высокий потенциал для роста, который обязательно реализуется на следующем этапе развития экономики», — подчеркнула Оксана Лукичева.

Золотые инвестиции

Вложение средств в золото издавна считалось чуть ли не самым главным вариантом сохранения и приумножения капитала, но делать это нужно правильно, с серьезным подходом. Главное, что необходимо знать: покупка ювелирных изделий не является инвестицией, так как такое золото чаще всего содержит примеси и ценовым колебаниям не подвержено. Покупать золото нужно в финансовых учреждениях, в банках, которые предоставляют на выбор слитки разного веса, а также сертификат подлинности металла. Инвестиции в золото чаще всего делаются на долгий срок, поэтому в любом случае можно надеяться на прибыль.

Оксана Лукичева считает золото прекрасным инструментом для долгосрочного сохранения средств, который не несет дополнительных издержек и хлопот. «Проигрыш случается в периоды снижения цен на металлы, — отмечает она. — Однако сейчас как раз наступил момент, который прекрасно подходит для инвестирования в золото и прочие драгоценные металлы, но в физической форме. Я имею в виду покупку монет и слитков, но особенно монет, так как слитки облагаются налогом и их хранение для мелкого инвестора затруднено».

По словам эксперта, банки очень щепетильно относятся к сохранности принимаемых монет и из-за мельчайшей царапины могут снизить цену, если вы решитесь на продажу. Поэтому, как правило, банки рекомендуют открывать специальные ячейки для хранения вашего золота, что потребует дополнительных затрат.

По словам Оксаны Лукичевой, не менее выгодно сегодня покупать инвестиционные монеты — золотые и серебряные, так как цены на них в настоящий момент находятся на очень привлекательном уровне, особенно на серебро. Иван Фоменко, начальник отдела доверительного управления Абсолют-банка, считает, что заработать можно, используя любой класс активов, главное — четко выстроить инвестиционную стратегию. По мнению эксперта, цена на золото может вырасти до 1250 долларов за унцию, если на рынке больше не случится никаких потрясений.

Альтернативой к физическим металлам может служить обезличенный металлический счет (ОМС). По сути он является аналогом рублевого счета. Отличие в том, что на нем учитывается драгоценный металл в граммах — например, золото, серебро, платина или палладий. Цены на металлы устанавливаются Центробанком РФ каждый день. Таким образом, объем средств на вашем счете будет меняться в зависимости от текущей цены на выбранный металл. Преимуществом таких счетов является отсутствие каких-либо комиссий.

Вложения на гарантии

Любой банк в любое время готов принять ваши сбережения на хранение и предоставить определенную процентную ставку по годовому доходу. Алексей Машера отмечает, что ставки по рублевым вкладам для физических лиц сейчас высоки: «У крупнейших банков с участием государственных структур ставка по рублевым депозитам на один год варьируется от 8 до 11%, а где-то уже и 12%. На мой взгляд, для простого жителя нашей страны сейчас есть смысл держать деньги на депозитах, чтобы частично защититься от инфляции и сохранить свои сбережения. Понятно, что сегодня основной смысл вклада — это сохранение сбережений, возможно, получить 1–2% прибыли, если вклад имеет высокую ставку».

В свою очередь, Иван Фоменко считает, что если речь идет о банковском депозите, то необходимо четко распределить сбережения по валютам — например, 40% в рублях, 30% в долларах и 30% в евро. Однако Оксана Лукичева совсем не разделяет мнения своих коллег «по цеху» и выступает абсолютно против хранения средств в любых бумажных деньгах в силу нарастающих рисков, в том числе системного характера — в последнее время участились случаи изъятия лицензий у банков.

Чего уж точно не стоит делать, как уже упоминалось ранее, так это покупать доллары. Как отмечают эксперты, в условиях жесткой девальвации национальной валюты обычный человек хочет сохранить заработанные средства и бросается покупать или менять рубли в тот момент, когда делать это уже поздно. Покупкой валюты нужно было заниматься прошлой зимой, сейчас как раз наступило время для ее продажи.

Что касается такой сферы инвестирования, как недвижимость, то идея сейчас тоже не подходящая — покупать недвижимость нужно, когда цены низкие, чего нельзя сказать о текущей ситуации. «Ипотека является дорогим и рискованным инструментом, кроме того, ведет к сильной зависимости от экономической конъюнктуры, — уверена Оксана Лукичева. — Помимо этого владение недвижимостью несет ряд дополнительных расходов — например, необходимость поддержания пригодного состояния объекта, уплата налогов в случае сдачи в аренду и тому подобное».

В общем, эта инвестиция на любителя. Частные инвесторы также отмечают, что выгодные сделки с недвижимостью сейчас редкость и вообще стоит отказаться от подобных покупок во времена резких колебаний курсов валют. Во время кризиса вообще лучше покупать как можно меньше и сокращать издержки. К затратам нужно подходить рационально и помнить, что экономический спад рано или поздно сменится подъемом.

Денис КОЖЕВНИКОВ

Коммерсант: Банки обвинили в манипуляциях с платиной и палладием

26 ноября американская ювелирная фирма Modern Settings подала иск в Федеральный суд Манхэттена к четырем компаниям — банкам Goldman Sachs, HSBC, Standard Bank Group и химическому концерну BASF, в котором обвинила их в манипулировании ценами на платину и палладий. По мнению Modern Settings, компании делились конфиденциальной информацией о заказах клиентов и совершали опережающие сделки. С 1 декабря система установления цен на платину и палладий изменится: теперь этим будет заниматься специальная электронная платформа.

Четыре компании, устанавливающие цены на платину и палладий на мировом рынке,— американский банк Goldman Sachs, британский HSBC, южноафриканский Standard Bank Group и химический концерн BASF — обвиняют в манипулировании ценами на эти драгоценные металлы. Во вторник американская ювелирная фирма Modern Settings подала к ним иск в Федеральный суд Манхэттена. Их подозревают в длящемся с 2007 года сговоре вокруг установления фиксинга — определяющихся дважды в день цен на драгоценные металлы. На фиксинге базируются цены соответствующих фьючерсов и опционов. По данным обвинения, ответчики незаконно делились информацией о клиентах, на основе данных об изменениях цен на драгоценные металлы совершали так называемые опережающие сделки (практика получения прибыли частным инвестором путем сделок с ценными бумагами, которые вскоре будут в большом количестве куплены или проданы какой-либо компанией) и делали фантомные заказы. В иске Modern Settings говорится о том, что «компании сговаривались и делились конфиденциальной информацией о покупках и заказах клиентов, что позволяло им использовать в своих целях информацию о движении цен».

В октябре Лондонская фондовая биржа заявила о том, что с 1 декабря возьмет на себя установление цен на платину и палладий и будет использовать для этого новую электронную платформу. Эта система сменит нынешнюю, действующую с 1989 года и управляемую Goldman Sachs, BASF, HSBC и Standard Bank. В иске Modern Settings говорится о том, что эти изменения произошли слишком поздно для нее и других компаний — по ее оценке, покупатели драгоценных металлов потеряли на этих манипуляциях миллионы долларов. Modern Settings хочет взыскать с ответчиков убытки, размер которых не оговаривается. Goldman, HSBC, Standard Bank и BASF отказались от комментариев.

C начала следующего года аналогичная электронная платформа будет устанавливать цены на золото. Ранее в текущем году схожие иски были поданы против банков, устанавливающих цены на золото. Сейчас американские власти ведут расследование этого дела. Еще в конце прошлого года британское Управление по контролю за поведением на финансовых рынках (FCA) начало проверку системы определения цен на золото. FCA хотела установить, насколько прозрачной и справедливой является процедура определения цен на золото. Одним из важнейших показателей является лондонский фиксинг — спотовая цена на тройскую унцию золота, устанавливающаяся компанией London Gold Market Fixing Limited, объединяющей пять крупных банков: британские Barclays и HSBC, немецкий Deutsche Bank, французский Societe Generale и канадский Bank of Nova Scotia.

Проверка цен на драгоценные металлы является частью более широких проверок системы определения различных ставок и цен. Подобные проверки начались после разгоревшегося в 2012 году скандала вокруг манипуляций ставкой LIBOR. В начале ноября регуляторы Великобритании, США и Швейцарии штрафовали банки Citigroup, HSBC, JPMorgan Chase, RBS и UBS на $3,2 млрд за попытки манипуляций курсами валют в 2008–2013 годах.

Яна РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

Коммерсант: Пенсионные фонды уходят от страховщиков к банкирам

Структуры банкира Анатолия Мотылева, активно приобретающего пенсионные фонды, совместно с другими инвесторами получили контроль над еще одним НПФ — «Сберфондом РЕСО», который будет переименован в «Сберфонд «Солнечный берег». Банкиры продолжают проявлять существенный интерес к пенсионному бизнесу, в то время как страховщики от него избавляются.

Как стало известно “Ъ”, негосударственный пенсионный фонд “Сберфонд РЕСО” больше не подконтролен группе РЕСО. Сделка по продаже 100% долей ООО “РЕСО Пенсионные инвестиции”, являющегося единственным акционером “Сберфонда РЕСО”, закрыта 24 ноября, сообщили источники “Ъ”. “Группа РЕСО продолжает концентрировать финансовые и управленческие ресурсы в тех областях, в которых у нее есть наибольшие конкурентные преимущества,— страховании и автолизинге. Сделка по продаже пенсионного бизнеса является продолжением реализации этой стратегии”,— пояснил гендиректор холдинга РЕСО Андрей Савельев.

Контроль над НПФ “Сберфонд РЕСО” перешел к консорциуму инвесторов, в состав которых входят основной акционер банка “Российский кредит” Анатолий Мотылев, его бывший коллега по банку “Глобэкс” Сергей Магидов, бывший вице-президент банка “Российский кредит” Андрей Куликов и другие, сообщили “Ъ” источники, близкие к инвесторам. Господин Куликов подтвердил эту информацию, добавив, что фонд будет переименован в “Сберфонд “Солнечный берег””, а в число инвесторов может войти бывший министр связи Леонид Рейман.

НПФ “Сберфонд РЕСО” основан в 2002 году, а с начала 2008 года входил в группу РЕСО. По данным ЦБ, на 1 октября фонд занимает 26-е место по объему собственного имущества (16,3 млрд руб.), пенсионные накопления НПФ составляют 15,7 млрд руб., резервы — 1,3 млн руб.

НПФ “Сберфонд РЕСО” продавался давно. “Впервые об этом заговорили еще в 2009 году, практически сразу после покупки группой РЕСО контроля над фондом. Однако позднее развились продажи, увеличивались темпы роста, и идею продажи фонда отложили”,— вспоминает руководитель небольшого НПФ. Вернулись к ней два года назад после заявлений правительства о возможной отмене пенсионных накоплений. По словам представителей трех НПФ из топ-20, в частности, рассматривали возможность покупки “Сберфонда РЕСО” структуры бывшего акционера АФК “Система” Евгения Новицкого. Но запрашиваемая цена была слишком высокой (15-20% от активов плюс 10% от прироста в течение двух лет).

Структуры господина Мотылева купили фонд дорого, считают участники рынка. Финансовые параметры сделки стороны не разглашают, но несколько участников пенсионного рынка называют сумму в 20-30% от активов фонда, то есть 3,2-4,8 млрд руб. Среднерыночной ценой НПФ считается 15% от активов. “На наш взгляд, “Сберфонд РЕСО” — один из наиболее интересных частных пенсионных фондов на рынке, располагающий качественной клиентской базой и имеющий отличные перспективы для развития”,— комментирует приобретение Сергей Магидов.

Структуры Анатолия Мотылева и связанных с ним инвесторов, по данным участников рынка, активно покупают НПФ (см. “Ъ” от 14 ноября). “В условиях ограничения ликвидности и закрытых западных рынков пенсионные фонды остаются фактически единственным источником длинного фондирования”,— поясняет интерес банкиров к НПФ исполнительный директор НПФ АО “Мосэнерго” Сергей Зыцарь.

“Сделка укрепляет тенденцию выхода страховщиков из пенсионного бизнеса в пользу банкиров. Это уже второй НПФ, который покупает господин Мотылев или близкие к нему лица, у страховой компании (первым был “Ренессанс Жизнь и Пенсии”). Остался только НПФ РГС, другие попытки страховщиков построить пенсионный бизнес (“Ингосстрах”, “Альянс”) пока не были успешны”,— отмечает гендиректор консалтинговой компании “Пенсионный партнер” Сергей Околеснов.

Мария ЯКОВЛЕВА

Известия: Посол Кипра: «Санкции к России могут причинить вред всем странам Евросоюза»

Чрезвычайный и полномочный посол Республики Кипр в РФ Георгиос Касулидис считает, что мир нуждается в стабильности и партнерских отношениях.

В конце сентября комитет Совета Федерации по международным делам принял решение воздержаться от создания групп дружбы со странами, которые, как считают сенаторы, не готовы к диалогу с Россией, так как их внешняя политика зависит от США. Одной из таких стран оказался Кипр. Однако заявление сенаторов не совпало с мнением властей Кипра, не согласных с этой оценкой и считающих инцидент недоразумением. О том, что послужило причиной недопонимания, а также почему Кипр считает Россию своим партнером и другом, в интервью корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой рассказал чрезвычайный и полномочный посол Республики Кипр в РФ Георгиос Касулидис.

— Совет Федерации пытался создать группу дружбы по сотрудничеству с Кипром, но отказался от этой идеи из-за трудностей и возможной бесперспективности. Все-таки насколько это сотрудничество с российским парламентом возможно и важно?

— Мы считаем, что отношения между нашими парламентами очень важны. В условиях демократии члены законодательного органа имеют полную независимость в действиях и своем выборе. Мы знаем, что среди парламентариев в России есть много старых и добрых друзей Кипра, так же как среди членов парламента Кипра есть подлинные друзья России, учившиеся здесь, которые знают русский язык и особенно заинтересованы в деятельности Комитета по международным отношениям и обмене визитами между нашими двумя странами. Я знаю, что отношения парламента Кипра с Госдумой, где существует на протяжении многих лет соответствующая группа, отличные. Тем не менее в верхней палате не существовала группа сотрудничества с Кипром. И мы были бы рады, если бы она была создана, зная чувства председателя верхней палаты г-жи Валентины Матвиенко к Кипру.

По этому поводу у меня недавно была встреча с сенатором Игорем Морозовым (должен возглавить рабочую группу. — «Известия»), членом комитета по международным делам верхней палаты и другом Кипра. На ней обсуждались отношения между нашими странами и пути дальнейшего их развития, в том числе через сотрудничество парламента Кипра с верхней палатой парламента России, в перспективы которого я искренне верю. Если будет принято решение о появлении этой группы, то я готов помочь в данном вопросе. Я уверен, что это дело времени и контактов между двумя парламентами.

— Причиной недопонимания, как объяснили сенаторы, стал инцидент с российскими бизнесменами на Кипре. В результате банкротства кипрского Laiky Bank и перевода российских вкладов в Bank of Cyprus россияне потеряли более $20 млрд. В перспективе они как акционеры банка могли вернуть эти деньги, но Центральный банк Кипра принял решение о дополнительной эмиссии в €1 млрд, запретив акционерам покупать пакеты акций допэмиссии. По мнению бизнесменов, этот шаг говорит о недружественном отношении к России…

— Прежде всего следует пояснить, что Центральный банк Кипра как надзорный орган не принимает решений об эмиссиях и не определяет каких-либо условий эмиссии. В случае с Bank of Cyprus Центральный банк Кипра настоятельно призвал правление банка безотлагательно провести увеличение акционерного капитала по крайней мере на €1 млрд с целью своевременного удовлетворения потенциальных потребностей в капитале, которые могли возникнуть по итогам общей оценки эффективности, проводившейся в 2014 году с целью подготовки к началу общего надзора над важнейшими европейскими банками со стороны ЕЦБ в рамках единого надзорного механизма с 4 ноября 2014 года. Способ увеличения капитала и условия, на которых должна была проводиться эмиссия, были решением исключительно правления Bank of Cyprus, и ЦБ в нем ни в коей мере не участвовал. Несмотря на это, насколько известно ЦБ, в силу ограниченного времени для завершения эмиссии правление банка приняло решение приступить к частному размещению на имя институциональных инвесторов, чтобы избежать издания проспекта эмиссии, что вызвало бы существенную задержку. Таким образом, информация о том, что нынешним акционерам было запрещено участвовать в эмиссии, не соответствует действительности. Они имели возможность участвовать в рамках условий эмиссии, если бы захотели.

— У бизнесменов другая точка зрения, они считают, что власти Кипра лукавят…

— Русские бизнесмены потеряли очень много денег после этих операций, но то же самое случилось и с гражданами Кипра. Мы понимаем их чувства.

— На встрече с российскими бизнесменами бывший президент Кипра объяснил действия официальных властей давлением США. Как вы это прокомментируете?

— Нет подтвержденной информации, что бывший президент республики сделал данное заявление. В любом случае на вопрос отвечают сами факты. А именно, что существующие акционеры не были исключены из рекапитализации Bank of Cyprus. Когда они сами сделали выбор не делать этого из-за нехватки времени, в конце концов был выбран стратегический инвестор из-за рубежа. Правительство напрямую не участвует в деятельности частного банка и не поддалось политическому давлению со стороны третьих лиц, желавших, чтобы это было сделано.

— Но тем не менее СМИ передают информацию, что президент Кипра сейчас находится в США, как вы это объясните?

— Президент Республики Кипр сейчас болен, было принято решение провести ему операцию на сердце. По этой причине он поедет в Нью-Йорк, где на 4 декабря запланирована операция. По этому поводу уже были сделаны официальные заявления, и до Рождества он должен возвратиться на Кипр, чтобы вернуться к своим обязанностям.

— Ранее заявлялось, что президент Кипра в ближайшее время посетит Россию. Договоренности в силе?

— Я могу подтвердить, что президент РФ пригласил президента Кипра посетить Россию. На данном этапе вопрос находится на стадии согласования даты поездки. То, что президенту Кипра предстоит операция, немного затормозило его визит. Но мы верим, что эта встреча произойдет очень скоро.

— Насколько экономика сегодня зависит от других государств? Не боитесь ли вы потерять репутацию страны-офшора?

— Экономика Кипра всегда была открытой и базировалась на секторе услуг, которые предлагались и предлагаются иностранцам, продолжающим доверять их высокому качеству и профессионализму тех, кто их оказывает. Экономический кризис, как видно, не оказал существенного влияния на сектор услуг, и ожидается, что в ближайшее время восстановится и доверие к банковскому сектору.

Что касается репутации Кипра как офшора, то Кипр не хочет ее иметь. Мы не считаем, что она соответствует действительности. Начиная с 2002 года ставки налога являются едиными для всех компаний, будь то компании с участием зарубежного или внутреннего капитала. Кроме того, ставка налога на прибыль на Кипре, которая составляет 12,5%, может показаться низкой, но она базируется на простоте и прозрачности наших налоговых законов. Другие страны, где налоговое законодательство более запутанное и существуют различные льготы и исключения, возможно, предлагают более высокие налоговые ставки, но, по существу, они такие же или даже меньше, чем те, которые предлагает Кипр. Таким образом, бизнес-модель Кипра, которую он продвигает, состоит в том, чтобы оказывать услуги на самом высоком уровне и в полном соответствии со всеми нашими международными обязательствами и стандартами прозрачности.

Если вы имеете в виду, потерял ли Кипр репутацию международного делового центра, то нет. Мы считаем, что в том, что касается России, с вступлением в силу нового закона о деофшоризации, окончанием неопределенности и приходом полного понимания условий, при которых компаниям, зарегистрированным на Кипре, будет разрешено работать в России и наоборот, наши экономические отношения останутся тесными и с течением времени могут еще больше углубиться.

— Как вы относитесь к тому, что сегодня происходит на Украине, и что вы думаете о роли России и многочисленных санкциях в отношении нее?

— Ситуация на Украине вызывает обеспокоенность. Нужно принять все необходимые меры для ее стабилизации и полного выполнения соглашений, достигнутых в Минске. Россия с ее влиянием может сыграть в этом важную роль. Значительное влияние имеют ЕС и различные страны, которые в сотрудничестве с ОБСЕ могут помочь разрядить обстановку и способствовать полной реализации соглашения о прекращении огня. Нужно принять все необходимые меры для обеспечения единства Украины и одновременно национального диалога, который будет определять права всех меньшинств, проживающих в стране. Что касается санкций, Кипр выразил озабоченность по поводу их эффективности. Наряду с ответными санкциями, предпринятыми Россией, это может причинить вред и странам ЕС. Мы считаем, что необходимо сделать всё возможное, чтобы эта ситуация разрешилась. Очень важно для ЕС и России восстановить свои стратегические партнерские отношения. Кипр считает, что это в интересах обоих сторон.

— Как в этом свете будут развиваться российско-кипрские отношения? Может ли российский бизнес на Кипре чувствовать себя уверенно и продолжать инвестировать в экономику страны?

— Как я сказал ранее, с принятием Россией нового законодательства по деофшоризации ожидается, что исчезнет неопределенность, и это даст дополнительный импульс нашим экономическим отношениям в будущем. Ожидается, что стабилизация кипрской экономики и ее банковской системы, которая была достигнута после кризиса 2013 года, в значительной степени будет способствовать возврату делового доверия к Кипру как современной стране, члену ЕС и еврозоны, стране, которая имеет геостратегическое значение с подтвержденными запасами нефти в ее исключительной экономической зоне, с современной инфраструктурой и высоким качеством услуг. Стабилизация экономики создаст возможности для инвестиций с более благоприятными условиями, чем ранее. Таким образом, мы считаем, что на Кипре появятся возможности не только для инвестиций, но и для новых компаний, желающих через Кипр заняться бизнесом в других странах ЕС или на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Наталья БАШЛЫКОВА

Коммерсант: Первоклассные заемщики проходят мимо

Столкнувшись с притоком валюты на счета клиентов в октябре, «дочки» иностранных банков предпочли разместить ее на счетах материнских структур, вместо того чтобы неплохо заработать на кредитовании первоклассных российских заемщиков. Поступиться доходностью они были вынуждены из-за негласной рекомендации — сокращать риски на российский рынок.

В октябре российские банки столкнулись с резким увеличением средств клиентов на валютных счетах — на сумму 1,45 трлн руб. (около $35 млрд), в то время как месяцем ранее увеличение было гораздо более скромным и составило 485 млрд руб. ($12 млрд), свидетельствуют данные отчетности банков на сайте ЦБ. Причем наибольший приток из этой суммы получили госбанки: на Сбербанк, ВТБ и Газпромбанк пришлось 843 млрд руб. (около $21 млрд). Данный скачок объясняется довольно просто: на фоне сильнейшей волатильности рубля в октябре, который подешевел к доллару на 5,5%, а к евро — на 6,5%, клиенты банков увеличивали вложения в валюту. При этом десять крупнейших “дочек” иностранных банков, за исключением Нордеа-банка и ОТП-банка, у которых не было существенного притока валютных средств, отправили свою избыточную валютную ликвидность на счета своих материнских структур.

Так, наиболее активно наращивали объем средств на счетах банков-нерезидентов Юникредит-банк (+42,8 млрд руб.), Росбанк (+30 млрд руб.), Райффайзенбанк (+23,4 млрд руб.), Ситибанк (+18,7 млрд руб.), банки “ИНГ Евразия” (+14 млрд руб.), “Эйч-Эс-Би-Си” (+13,8 млрд руб.), “БНП Париба” (+4,5 млрд руб.). Несмотря на то что сами по себе остатки на счетах банков-нерезидентов — показатель довольно волатильный и в предыдущие месяцы текущего года разные иностранные “дочки” показывали и большее увеличение по этим счетам, банки при этом, как правило, вели себя довольно разнонаправленно. В октябре же, напротив, наблюдалась ярко выраженная синхронность действий иностранных “дочек” по увеличению средств на этих счетах.

В самих “дочках” иностранных банков заявляют, что размещение короткой свободной валютной ликвидности в материнских структурах было наиболее оптимально с точки зрения соотношения риска и доходности. Однако российские банкиры придерживаются иного мнения. “Реально никакой доходности от размещения средств в валюте в банках-нерезидентах сейчас получить нельзя, потому что короткая валюта на Западе никому не нужна”,— указывает зампред банка “Возрождение” Андрей Шалимов. При этом, оговаривается господин Шалимов, в отношении собственных “дочек” материнская структура “могла обеспечить по этим счетам минимально разумную доходность”. По мнению участников рынка, вряд ли она превышает 0,5-1% годовых.

Российские же банки предпочитали распорядиться валютой по-другому. В октябре был очень высокий спрос на валюту со стороны первоклассных корпоративных заемщиков. “В этой ситуации у банков появился шанс в условиях закрытия внешних рынков обеспечить рост кредитного портфеля за счет низкорискованных ссуд”,— отмечает аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин. Процентные ставки по таким кредитам сейчас составляют 11-12%.

Таким образом, российские банки более эффективно распорядились избыточной валютой. Прирост валютной части корпоративного кредитного портфеля в октябре составил 670 млрд руб. (против 330 млрд руб. в сентябре), что составляет 70% общего прироста кредитного портфеля (+957 млрд руб.). Из иностранных “дочек” прирост корпоративного кредитного портфеля в валюте показали только Юникредит-банк (+38 млрд руб., или 9,9% роста портфеля) и Райффайзенбанк (+20 млрд руб., или 7%). Однако с учетом валютной переоценки реальный прирост был небольшим. В данных банках пояснили, что это отдельные кредиты клиентам-экспортерам под будущую валютную выручку. У остальных иностранных банков, нарастивших средства на счетах материнских структур, прироста валютного корпоративного кредитования не наблюдалось.

По мнению аналитиков, большинство “дочек” не стали наращивать высокодоходный кредитный портфель, поскольку существует негласная рекомендация — сокращать риски на российский рынок. “Российские “дочки” иностранных банков в особой ситуации,— уточняет Дмитрий Монастыршин.— У европейских банков в свете подготовки к “Базелю-3″ в целом идет сокращение рисков на балансе. Кроме того, в свете санкций сокращается риск конкретно на Россию”.

Юлия ЛОКШИНА, Дмитрий ЛАДЫГИН

Коммерсант: Биржа оценит деньги

Московская биржа запускает новый индикатор ликвидности — индекс, отражающий ставки по операциям кредитования под залог ценных бумаг (РЕПО). Участники рынка считают, что у него есть все шансы стать репрезентативным индикатором стоимости коротких денег, так как он будет формироваться по данным о сделках не только крупнейших банков.

С 1 декабря Московская биржа планирует начать публикацию нового индикатора денежного рынка — двух индексов репо, с ОФЗ и акциями, совершаемыми с участием третьей гарантирующей стороны — центрального контрагента (в группе Московской биржи эту функцию выполняет НКЦ). Основным будет индекс по ОФЗ, оба индекса будут рассчитываться как средневзвешенное значение, то есть на основании цен и объема сделок, два раза в день — в 12:30 (на основании сделок репо с ЦК, совершенных с 10:00 до 12:30) и в 19:00. Как пояснили на бирже, такие временные интервалы были выбраны, так как примерно 75-80% всех сделок репо с ЦК заключается в период с 10:00 до 12:30. Расчет индикатора в тестовом режиме ведется с 1 января 2014 года, так что участники рынка смогут увидеть историю индексов, которая будет доступна на сайте.

“Создание такого индикатора в значительной степени было продиктовано запросами участников рынка. Регулятору этот инструмент позволит иметь объективную информацию о текущей ситуации на таком сегменте денежного рынка, на котором нет традиционного разграничения по кругам участников и информация о ставках максимально объективна”,— пояснил управляющий директор по денежному рынку Московской биржи Игорь Марич. Существующие индикаторы денежного рынка, рассчитываемые Национальной валютной ассоциацией (НВА), обладают рядом ограничений, в частности, они строятся на данных о сделках крупнейших игроков. Так, ставка Mosprime (усредненная ставка предоставления межбанковских кредитов или депозитов на московском рынке) рассчитывается на основании опроса девяти крупнейших игроков о заявленных (а не реально совершенных) сделках.

Пока операции репо с ЦК также совершают преимущественно крупнейшие банки, по данным Московской биржи, с января по ноябрь текущего года на банки из топ-10 пришлось 55% объемов рынка репо с ЦК. Однако у биржи по этому инструменту нет лимитов на определенных участников, поэтому в перспективе данный индикатор должен стать более репрезентативным. С участием центрального контрагента по итогам третьего квартала совершалось 25% всех сделок репо, по данным ЦБ. Ежедневный объем операций на рынке репо с ЦК — 50 млрд руб., объем операций, которые учитываются при расчете ставки Ruonia,— 100-150 млрд руб. “Индекс репо с ЦК не сможет заменить индикаторы рынка МБК, однако он их дополнит, так как отсутствие или наличие залога при кредитовании редко принципиально меняет ситуацию на денежном рынке”,— говорит аналитик по денежному рынку “Уралсиб Кэпитал” Ирина Лебедева.

Индексы репо с ЦК могут повысить и оперативность информации о ситуации с ликвидностью. Так, для расчета ставки Ruonia (ставка однодневных рублевых кредитов или депозитов) данные о реальных сделках предоставляют 28 банков, но ставка публикуется с двухдневной задержкой. “Если биржа будет рассчитывать свои индексы репо с ЦК два раза в день, то можно говорить об оперативной статистике”,— считает замдиректора инвестиционно-фондового департамента СБ-банка Ольга Степанова.

Особенно актуален может быть индекс репо с ЦК в период высокой волатильности и напряженной ситуации с ликвидностью, когда ставки Mosprime и Ruonia перестают объективно отражать текущую ситуацию на рынке. “В такие моменты взаимное доверие снижается, и спрэды по ставкам у банков второго и первого круга могут значительно расширяться, на 10% и выше, как было в период кризиса 2008-2009 годов”,— отмечает Ирина Лебедева.

Любовь ЦАРЕВА

Газета.Ru: Кения доходнее России

Международные инвесторы наращивают портфели облигаций стран пограничных рынков. Отношение риск/доходность бумаг некоторых африканских стран привлекает все больше крупных игроков, а сами государства планируют успеть провести очередные размещения до конца года. Российские облигации, доходность которых, к примеру, всего на 1% ниже кенийских, сейчас популярностью не пользуются.

В этом году страны, относящиеся к так называемым пограничным рынкам, в частности Казахстан, Монголия и Кот-д’Ивуар, разместили суверенные облигации на $37 млрд, согласно данным Dealogic. Это почти на 50% больше, чем за весь 2013 год, сообщает The Wall Street Journal. Такие страны, как Кения, Эфиопия и Пакистан, планируют в ближайшее время провести новые эмиссии облигаций, чтобы извлечь выгоду из низких процентных ставок и спроса инвесторов на высокодоходные бонды.

Как правило, в середине декабря окно по выпуску новых облигаций закрывается на несколько недель, поэтому некоторым странам придется поторопиться. «Если ждать до января, то есть риск, что крупные заемщики выпустят большой объем облигаций и ваши бумаги останутся незамеченными», — говорит Стюарт Калверхауз, главный экономист и глава исследовательского отдела Exotix, брокерской фирмы, которая специализируется на пограничных рынках.

«Пограничные рынки считаются рискованными, а в условиях сворачивания стимулов в США и падения цен на сырье аппетит к риску будет снижаться. Есть ощущение, что в следующем году ситуация для развивающихся и пограничных рынков будет весьма сложной», — отмечает главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик.

По мнению эксперта, очевидно, что эти рынки пытаются успеть занять больше средств, пока ситуация на рынке не ухудшилась и фактор бегства от рисков не стал более масштабным. «Взгляд на пограничные рынки у экспертов достаточно сдержанный. Впрочем, если позитивный фактор для них и будет наблюдаться со второй половины следующего года, то он будет связан со стимулом для экономического роста в Европе, а также улучшением экономической ситуации в Китае и запуском там новых программ стимулирования», — резюмирует Лисоволик.

Во вторник Кения заявила о намерении увеличить продажу долларовых облигаций, выпущенных страной в июне. Тогда эмиссия принесла Кении около $2 млрд и стала одной из наиболее успешных для африканских стран. Сейчас банкиры, работающие с кенийскими бумагами, предлагают оценить их доходность в 5,25% для облигаций со сроком погашения в 2019 году и в 6,125% для облигаций со сроком погашения в 2024 году. Кения получила кредитный рейтинг B1 от Moody’s и В от Standard&Poor’s и Fitch Ratings.

Таким образом, доходность кенийских облигаций всего на 1% выше российских долларовых бондов.

Так, по данным Rusbonds, доходность российских государственных облигаций внешнего облигационного займа с погашением в 2019 году, размещенных в Великобритании, равняется 4,4710%. Доходность облигаций с датой погашения в 2023 году составляет 5,3240%.

Сейчас перед ЦБ РФ проблема привлечения иностранных инвесторов на долговой рынок стоит особенно остро из-за конфликта на Украине и санкций со стороны западных стран. В этом году Минфин неоднократно отменял аукционы ОФЗ, паузы иногда длились месяцами. Ведомство при этом ссылалось на слабость рубля и проблемы на развивающихся рынках, однако можно заметить, что сопоставимые проблемы возникали далеко не у всех. В начале сентября руководитель департамента финансовой стабильности ЦБ Сергей Моисеев говорил, что регулятор в условиях закрытия западных рынков намерен активно привлекать азиатских и арабских инвесторов.

Эфиопия пока только запланировала встречи с инвесторами касательно первой в истории продажи долларовых облигаций. Переговоры начались 26 ноября и ориентировочно продлятся неделю, до 3 декабря. В мае, в рамках подготовки к потенциальной сделке, Эфиопия получила кредитный рейтинг B1 от Moody’s и В от Standard&Poor’s и Fitch Ratings. Moody’s также отметило, что предоставленный агентством рейтинг отражает высокие темпы экономического роста в Эфиопии в последнее десятилетие.

«Спрос на подобного рода бумаги по-прежнему высок», — считает Кевин Дейли, глава департамента развивающихся рынков фонда Aberdeen Asset Management.

Он также сообщил, что рассматривает возможность покупки облигаций в Кении и планирует встретиться с представителями Эфиопии.

Пакистан пока продолжает разрабатывать выпуск облигаций, соответствующих законам шариата (так называемые исламские облигации — сукук). Ожидается, что пакистанские сукук получат рейтинг Caa1 от Moody’s. В связи с тем, что шариат категорически запрещает ростовщичество, традиционные облигации с фиксированной доходностью недопустимы.

Сукук по сути напоминают паи инвестиционных фондов и обеспечивают негарантированный доход за счет прибыли финансируемого мероприятия. Первая регистрация выпуска сукук была осуществлена в Индонезии в 2003 году, а сегодня в мире этих бумаг обращается на сумму примерно $300 млрд. По стоимости зарегистрированных исламских облигаций лидирует биржа NASDAQ Dubai, однако центром исламского финансового мира хочет стать и Лондон, где за последние шесть лет оборот сукук составил около $38 млрд. Рынок сукук для себя рассматривают Тунис и уже упоминавшаяся Кения. В России выпуск исламских облигаций в 2005–2006 годах планировал банк ВТБ, а в 2010-м подобную идею высказывало руководство Республики Татарстан, однако планы так и не были претворены в жизнь.

Долговая нагрузка африканских стран в текущем году серьезно уменьшилась, несмотря на небольшую задержку выплат в прошлом месяце на фоне резкого снижения цен на нефть и роста опасений, связанных со вспышкой лихорадки Эбола. В среднем, по расчетам JP Morgan, доходность африканских государственных облигаций сейчас составляет около 6,02% — примерно на 0,7 процентного пункта ниже, чем в начале года. Государственные облигации стран пограничных рынков приносят 6,57% дохода, по сравнению с 7,88% в начале года. В соответствии с данными Markit, облигации Пакистана в среднем дают 6,84%, что примерно на один процентный пункт ниже показателя на начало года.

Иделия АЙЗЯТУЛОВА, Владимир ТОДОРОВ

Российская газета: Страховой случай в финансовой коме

Убытки страховщиков по ОСАГО в некоторых регионах превысят 160 процентов, в некоторых — 120. Лишь несколько регионов могут обойтись без повышения региональных коэффициентов. Такое развитие событий было озвучено генеральным директором рейтингового агентства “Эксперт РА” Павлом Самиевым.

Напомним, что с 1 октября выплаты по “железу” увеличились почти в три раза. Теперь по максимуму за пострадавший автомобиль страховщики должны выплачивать не 120 тысяч рублей, а 400 тысяч. Если в ДТП пострадали несколько автомобилей, раньше страховщики делили максимальную выплату — 160 тысяч рублей — на всех пострадавших. Теперь лимит выплат по ОСАГО установлен в размере 400 тысяч рублей для каждого пострадавшего в аварии автомобиля.

Такое повышение было несколько скорректировано новым увеличением базового тарифа на ОСАГО, который вырос на 23-30 процентов. По мнению экспертов, эта корректировка позволит сохранить стабильность на рынке. То есть крупные компании на нем останутся и не будут сворачивать свои портфели, хотя бы ближайшие год-два. Но не исключено, что при этом будут сокращать свое присутствие в некоторых регионах страны, которые славятся своей убыточностью.

По подсчетам “Эксперта РА”, только в 2013 году полный среднерыночный коэффициент убыточности достиг 100 процентов, в 23 регионах — 120 процентов. А в четырех регионах — Камчатском крае, Амурской, Ульяновской и Мурманской областях он перевалил за 120 процентов.

Проблемы в этих регионах возникают по нескольким причинам. Устаревший парк транспортных средств и неблагоприятные дорожные условия. В результате — высокая аварийность. Однако в других регионах, по словам Павла Самиева, статистику сильно портят судебные разбирательства, а именно обострившиеся в недавнее время мошеннические разборки плюс баталии с ушлыми автоюристами, которые тоже научились выбивать несоразмерно большие страховые выплаты.

Кроме того, зафиксировано сокращение прироста взносов по автогражданке. По итогам 2-го квартала 2014 года темпы прироста взносов составили 9,6 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, тогда как объемы выплат увеличились более чем на 10,6 процента. То есть средняя выплата по ОСАГО за год выросла почти на 6 тысяч рублей, а средняя премия — то, что собирают страховщики, — на 600 рублей.

С увеличением тарифов ситуация на рынке несколько стабилизируется

В то же время, в связи с увеличением тарифов, ситуация на рынке несколько стабилизируется. Во всяком случае на этот год, а также отчасти и на следующий. По словам Павла Самиева, произойдет это благодаря оперативному вмешательству в проблему мегарегулятора. Однако рост лимитов сначала “по железу”, а затем и “по жизни и здоровью” “съест” скорректированный тариф, и без пересмотра территориальных коэффициентов стоит ожидать очередного витка напряженности на рынке, когда страховщики снова начнут кампанию по уходу из некоторых регионов.

Уже в 2015 году при существующих вводных полный коэффициент убыточности по ОСАГО в 69 регионах превысит 100 процентов, в 38 регионах — 120, в 4 регионах — 160 процентов. У компаний, которые специализируются на автостраховании, убыточность превысит 100 процентов, и они начнут сворачивать продажи полисов. Причем не только ОСАГО, но и КАСКО. Соответственно, у автовладельцев вновь возникнут сложности с приобретением страховки, а также с урегулированием убытков.

Есть несколько регионов, в которых повышение коэффициента не требуется. Это Чеченская Республика, Республика Дагестан, Чукотский автономный округ, Республики Алтай и Саха (Якутия). Здесь полный комбинированный коэффициент убыточности составит менее 70 процентов. Сему есть довольно банальное объяснение. В названных регионах не принято решать вопросы в судебном порядке. Поэтому судебных решений в пользу пострадавших здесь единицы. И в целом обращений в страховые компании — минимум.

Считается, что не потребуется повышения территориальных коэффициентов в Забайкальском и Приморском краях, Московской, Сахалинской, Ленинградской, Тверской, Магаданской областях, в республиках Тыва, Северная Осетия — Алания, Коми, Ингушетия, в Еврейской автономной области, в Чукотском автономном округе.

Несмотря на заверения Российского союза страховщиков, дескать, увеличения коэффициента не потребуется ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, эксперты считают иначе. Пока, на их взгляд, коэффициент сбалансирован. Но его прочности может хватить только на следующий год. А потом начнутся те же проблемы, что и в дефицитных регионах.

Дело в том, что с 1 апреля вступит в силу очередная часть поправок в закон об ОСАГО. Согласно этим поправкам лимит выплат по жизни и здоровью будет увеличен до 500 тысяч рублей, вместо сегодняшних 160 тысяч.

К тому же закон предусматривает революционные перемены в порядке осуществления этих выплат. Дело в том, что сейчас эти выплаты по части ОСАГО возможны только в том случае, если некоторые затраты на лечение и реабилитацию не могут быть компенсированы в рамках обязательного медицинского страхования. При этом эти расходы должны быть доказаны не только чеками о приобретении этих услуг, лекарств и путевок, но и назначением врача на них.

С 1 апреля по ОСАГО будут выплачиваться фиксированные суммы за каждую травму. Не важно, где и какое лечение получил пострадавший. Сломал в аварии палец — получи столько-то рублей, ногу — столько-то. Получил сотрясение мозга — сумма тоже определена. То есть каждое повреждение получит свою цену, которую страховщики и будут возмещать. Понятно, что при таком подходе количество обращений в страховую компанию вырастет не в разы, а в сотни раз. И по каждому случаю страховщикам придется расплачиваться. И когда вступят в силу эти поправки без очередного повышения тарифов, страховщики просто не смогут с ними справиться.

Так, по расчетам агентства “Эксперт РА”, выплаты по риску причинения вреда жизни и здоровью вырастут с 1 миллиарда рублей в 2014 году до 13 миллиардов в 2015-м. Так что же страховщикам рекомендует это агентство? Во-первых, сократить судебные издержки. То есть выплачивать по всем случаям, когда подозрений в мошенничестве практически нет, не дожидаясь судебных разбирательств. По данным Павла Самиева, судебные издержки составляют порядка 5-10 процентов от собранных премий. Во-вторых, оптимизировать работу своих подразделений.

Но основная — третья — рекомендация относится уже не к страховым компаниям, а к мегарегулятору страхового рынка — Центробанку. Потребуется пересмотр территориальных коэффициентов в проблемных регионах. Агентство даже предлагает рассмотреть конкретные поправки. В Камчатском крае поднять их с 1,1 до 2,9, в Амурской области — с 1,4 до 3,2, в Ульяновской — с 1,4 до 2,7, в Мурманской — с 1,7 до 3,2, в Ивановской — с 1,8 до 3,5.

Владимир БАРШЕВ